Эта улица, самая популярная в городе, возникла вместе с ним в 1103 году. Она была планировочной связью кремля Югары Керман с южными проездными воротами Нижний Нугай. И называлась улица Нугай Юлы. За городскими воротами, пересекая Балык Майданы, она переходила в дорогу.

 Дороги в Булгаре по своему назначению и использованию были трех категорий: военные, торговые-посольские и обычные. Первые и вторые содержались государством, третьи - местной администрацией.

Эта небольшая улица берет начало в самом центре города, у сквера Лобачевского, стремительно спускается вниз, бежит мимо двух старых городских садов — Ленинского и Черноозерского, пересекает улицы Дзержинского, Карла Маркса и упираете в Большую Красную. Читатель, конечно, уже догадался, что речь идет об улице Лобачевского, одном из типично казанских уголков, придающих городу неповторимое своеобразие.

 В XVIII веке улицы как таковой еще не существовало. Просто жители проторили тропку покороче от Красной слободы к Кремлевскому холму. Затем здесь возникли две короткие улочки, продолжающие одна другую: Баратаевская (была названа так по дому князя Баратаева, в котором располагался КФАН СССР) и Почтамтская, получившая свое название, в связи с построенной здесь почтовой конторой (сейчас, на этом месте 5-е здание КАИ).

Где эта улица, где этот дом...

Дома в Казани нумеровались с XVIII века, однако в то время нумерация имела не адресный, а инвентарный характер: так удобнее было взимать различные городские сборы. Адрес же указывался примерно так: 1 часть, 1 квартал, дом Крупенникова. Реже применялся адрес, состоявший из названия улицы и фамилии домовладельца.

 Во второй половине XIX века делаются попытки ввести нумерацию домов по образцу столицы. В 1864 году казанский губернатор генерал-майор Нарышкин распорядился:

Как и было обещано, сегодня мы продолжаем разговор о названиях столичных улиц, увековечивших память писателей.

 Следует отдать должное казанским властям: присвоили когда-то имена Пушкина, Толстого и Горького тем самым улицам, с которыми так или иначе их судьбы связаны. Ибо Пушкин по пути в Оренбург останавливался в сентябре 1833-го у своего друга Евгения Баратынского в доме, принадлежащем его тестю Энгельгардту на углу улиц Рыбнорядской и Грузинской (ныне Пушкина и К. Маркса). Толстой некоторое воемя жил в здании нынешнего КИУУ, а Горький работал в пекарне Деренкова, что напротив дома Кекина. Прекрасно. И любой экскурсовод, просвещая приезжих туристов, имеет основания говорить им: «Мы с вами находимся на улице Льва Толстого. Вот дом, в котором...» - и так далее.

У этой улицы не было своего устоявшегося названия. В самых разных справочниках и планах Казани, изданных примерно в одно и то же время, она значится и как Старо-Комиссариатская, и как Поперечно-Лядская.

 А отрезок ее от улицы Большой Красной до тупика и вовсе назывался Интендантским переулком. Здесь находился большой вещевой склад Интендантского управления, организованного вместо Комиссариатской комиссии. Задачей этой комиссии было принимать от поставщиков провиант, фураж и амуницию. После реформы военного ведомства 1860-х годов комиссариатские комиссии были упразднены: продовольствие заготавливал провиантский, а все остальное - интендантский департамент военного министерства.

Когда москвичи заводят речь об арбатских Двориках, казанцы вспоминают арки на улице Баумана - такие низкие и длинные, как будто в оробевших зданиях их прогрызли гигантские черви. Не то монастырем, не то тюрьмой веет от старинной кирпичной кладки, и уже не удивляешься, когда на той стороне арки обнаруживаешь мир, напоминающий больше окраинные «шанхайчики» начала века, чем центр современной столицы. Что делать - такова изнанка нашей главной улицы, оборотная сторона парадных подъездов и понятного человеческого желания выглядеть покруче.

Зима милостива к городам. Эта не любящая людей эстетка старается преобразить даже развалины: снеговой макияж, ледяной дизайн, серьги сосулек и ресницы инея. Неудивительно, что бауманские дворики выглядят в феврале лучше всего...

Листая старые справочники и находя в них указания на Успенскую, Владимирскую и Московскую улицы, знайте, что речь идет о, нынешней улице Московская.

 Начальный ее отрезок получил название от Успенского собора, средний - от Владимирского, а последний - от церкви Московских Чудотворцев. Обоих соборов нет и в помине, а от церкви осталась лишь полуразрушенная колокольня. Перед первой мировой войной уже на всем протяжении улица называлась Московской.

Пойдем по улице не спеша. Улица откровенно грязна - впечатление такое, что дворники здесь редки, как розовые фламинго. И это одна из примет смутных времен: ведь дворники всегда были одной из опор режима, что романовского, что совдеповского. 65 лет назад Казанский горсовет принял постановление № 54 «Об укреплении института дворников и об улучшении их материального положения».

Возвращаюсь домой после работы. В трамвае многолюдно. Одна из женщин пристально вглядывается в дома и улицы за окном. Я подумала: наверное, приезжая. А незнакомка посмотрело на меня и заговорила: «Вот смотрю на наши улицы и удивляюсь. Как они изменились, прямо трудно узнать. Мы на Большой Красной во время войны жили. Тогда даже улицы, казалось, как и люди, переживали большое горе».

В самом деле, судьбы улиц очень похожи на судьбы людей. Всю жизнь проживешь — и вдруг однажды посмотришь на знакомое другими глазами, и такое тебе откроется... Большая Красная — одна из старинных улиц Казани. До революции это были две разные улицы — Большая Казанская и Красная. В декабре 1842 года состоялось высочайшее утверждение нового плана Казани, составленного Ф.И. Петонди,— город тогда сильно выгорел после очередного пожара и надо было застраивать его снова. Согласно этому плану, Красную, делавшую поворот к улице Касаткиной, решили выпрямить, чтобы она составила прямое продолжение Большой Казанской.

Ночью членами 1-й полицейской части в запечатанной типографии Ермолаевой произведен был в присутствии понятых тщательный обыск, причем в подвальном этаже найдено было более 5 тысяч экземпляров революционных брошюр «Налоги на плечах народа». Брошюры конфискованы. Печатание в этой типографии целого ряда революционных газет оставило заметные следы. Подождем немного, не откроется ли еще чего-нибудь.

«Казанский телеграф», 20 января 1907 года.

Идея постройки Гостиного двора в Чистополе близка к осуществлению. Подвезен кирпич, и рабочие уже начали рыть обширную яму под фундамент первого корпуса на Базарной (ныне Архангельская улица — ред.), который растет не по дням, а по часам и уже к осени будет готов.

«Казанский телеграф», 13 апреля 1914 года.

Copyright ©, Старая Казань, 2012-2018. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.