Каждый год с окончанием навигации на Волге затихала бурная суматоха на пристанях, и все бывшие грузчики и рабочие фактически оставались без заработка. А вот казанские татары нашли остроумный выход из этого положения. Прежние извозчики и грузчики превращались в зимних «малаек» или «барабусов» (от татарского слова «барабыз» — поедем!).

Казань была единственным городом в России, где встречался подобный вид экипажа. Лошадь впрягалась в простые деревянные сани, «розвальни», или «дровни», как их называли во многих русских губерниях. В задней части таких саней клали поперек большой, во всю ширину, холщовый или рогожный тюфяк, набитый сеном или соломой, в котором и устраивались пассажиры (иногда по 5-6 человек).

 За гроши — не больше шести мелких медяков — «барабусы» везли своих клиентов иногда через весь город, становясь серьезными конкурентами казанскому трамваю и легковым извозчикам — «лихачам» и «ломовым». Первые мчались с пассажирами в пролетках, ломовые же неторопливо тянулись вдоль обочин, чаще всего караванами. Для торможения на крутых спусках возница втыкал прямо через днище повозки обыкновенный лом — тормоз, отчего и пошло название «ломовой».

При посадке пассажир имел установленное Городской думой законное право требовать у извозчика особый жетон как залог его благонадежности и в случае нарушений им каких-либо правил мог передать этот жетон начальству или ближайшему полицейскому.

«Экипаж» необходимо было содержать в порядке и чистоте, иначе не пройдешь «техосмотр» представителей Управы. Сами извозчики раз в год проводили? своеобразную жеребьевку мест для выгодных стоянок, «бирж». Самыми доходными считались людные площади, пересечения улиц, места возле гостиниц... Порой их даже перекупали за немалые суммы (до 150 рублей). Короче, за пассажиров бились в прямом и переносном смысле, как днем, так и ночью — у железнодорожного вокзала или театров в трепетном ожидании окончания концертов, спектаклей, представлений...

И нечто совершенно необычное происходило в Казани на масленой неделе, особенно в последние масленичные дни. Все «барабусы» украшались разноцветными бантами и искусственными цветами. На подмогу наезжали из близлежащих деревень парные экипажи, тройки, увешанные бубенчиками самых разных тонов и не менее яркими лентами и лоскутами цветной ситцевой материи. Все это то быстрым, то медленным шагом двигалось по казанским улицам и площадям. Все экипажи были полны катающимся народом, повсюду слышались шутки, смех... От всего этого веяло чем-то нерядовым, праздничным, своеобразным и запоминающимся.

Copyright ©, Старая Казань, 2012-2018. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.