До 1987 года в Старотатарской слободе города Казани на государственной охране числилось всего несколько памятников, в основном связанных с историей революционного движения. В остальном огромный историко-архитектурный комплекс, объединяющий почти всю забулачную часть города, рассматривался не как бесценное наследие нашего прошлого, а, скорее, как его пережиток, не имеющий ни настоящего, ни, тем более, будущего.

 Тогда и речи не могло быть о реставрации или ремонте того или иного здания. Напротив, реализовывались планы по широкомасштабному уничтожению уцелевших во времени памятников истории и культуры.

 В результате, например, только во время бездумной застройки помпезной, улицы Татарстан навсегда оказались потерянными для нас Казаковская мечеть, открытая в 1877 году, здания первой татарской женской гимназии Ф.Актовой, редакция журнала «Ан», где неоднократно бывали Г.Тукай, Ф.Амирхан, Г. Ибрагимов, дома, хранившие память о музыканте Г. Зайпине, фольклористе Г. Сайфуллине.

Многие памятные места исчезли с карты Казани по одной причине - идеологической. Ведь в них не печатались прокламации, не проводились подпольные собрания социал-демократов, не жили видные деятели РСДРП. Так было. Однако и сегодня есть опасность повторения ошибок. Дело в том, что у нас по-прежнему нет четкого определения того, что принято считать памятником истории. Если мы едва научились беречь и ставить на охрану дома, связанные с жизнью и творчеством видных деятелей науки, культуры, искусства, то до сих пор не обращаем внимания на мемориальные места, напоминающие о благотворительности купечества, национальных просветителях, духовенстве. А ведь для верующего человека дом, в котором жил когда-то имам-богослов, не менее дорог, чем тот, где создавал свои произведения известный писатель.

История Старотатарской слободы уникальна. В ней нет малозначительных, не представляющих ценности памятников. Здесь все сопряжено с событиями далекого или недавнего прошлого, и необходимо очень бережно относиться к этому наследию, тщательно и кропотливо изучать его...

На Тукаевской улице, под номером три, почти у самого Колхозного рынка, стоит изрядно обветшавший, невыразительный в архитектурном отношении двухэтажный кирпичный дом. Мало кто подозревает, что это один из самых интереснейших памятников татарской Казани. Его построил специально для приходского медресе, одновременно со зданием Красной мечети (ул. Тукаевская, 14-19) в 1867 году купец Зиганша Усманов. Личность благотворителя, его деяния - уже назидание потомкам.

Он родился в 1817 году в деревне Карелино (ныне Балтасинский район РТ) в крестьянской семье. Занимаясь продажей сырья и пушнины. Усманов в 1851 году был приписан в казанское купечество по второй гильдии. В считанные годы, благодаря природной смётке, он сумел выбиться в число богатейших купцов Казани. Ему принадлежали мыловаренный завод, китаечная фабрика, несколько доходных домов в различных частях города. Впрочем, богатством своим купец не кичился, щедро субсидировал строительство и ремонт мечетей, медресе, издание книг, помогал малоимущим. Ш. Марджани, говоря об Усманове, не удержался от восклицания: «Аллах свидетель, сколько добрых дел совершил этот человек!» А православный священник Е.Малов, описывая похорони купца в 1872 году, отмечал, что огромное количество народа, пришедшее проститься с ним, было охвачено неподдельной скорбью.

Для службы во вновь образованном приходе и, соответственно, преподавания в учрежденном им медресе «Усмания», Зиганша-бай пригласил авторитетного для своего времени муллу - Мухамета Салихова, уроженца деревни Гумерово Уфимской губернии. До этого хазрет исполнял обязанности имам-хатиба в Нижегородской мечети. После переезда в Казань Салихов сразу же прославился своими знаниями, трудолюбием, порядочностью. И, как следствие, в конце семидесятых годов прошлого века его избрали заседателем (казыем) в Оренбургское Духовное Собрание. С этого времени и вплоть до революции 1917 года духовными наставниками общины были его сыновья. Оба они, окончив знаменитое медресе в Кышкарах, имели солидное богословское образование. С усердием преподавали в собственной приходском медресе «Усмания», насчитывавшем около сотни учащихся. Конечно, эта их деятельность не была свободной от противоречий, как и вся система народного образования у волжских татар конца XIX века.

Братья являлись искренними, приверженцами старометодного направления в процессе обучения. Гарифулла Салихов даже написал серию брошюр, отрицающих, целесообразность реформ в сфере просвещения. И, тем не менее, именно в этом медресе впервые сел за книги классик татарской литературы драматург Галиаскар Камал. К тому же новые веяния в национальной культурной жизни начала XX века не могли обойти стороной это довольно большое учебное заведение, находившееся, кстати, всего в квартале от крупнейшего джадидистокого медресе «Мухаммадия». В 1910 году в «Усмании», кроме собственных заведующих, преподавало еще пять учителей, среди которых были питомцы Баруди, выпускники Татарской учительской школы. Что же касается обучения русскому языку, то оно велось здесь уже с конца XIX века и занимался этим Тимерша Соловьев, в дальнейшем видный представитель национально-демократического движения, публицист, издатель газеты «Урал» и журнала «Чукеч» («Молот»). Надо сказать, что здание медресе «Усмания», единственный памятник в Казани, связанный с этой, теперь уже легендарной личностью.

 

Радик САЛИХОВ


Copyright ©, Старая Казань, 2012-2018. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.