Наверное, не будет большим преувеличением сказать, что эпоха Ельцина, внезапно завершившаяся за несколько часов до наступления нового 2000 года, началась в Казани. Именно знаменитая фраза тогда еще даже не Президента, а Председателя Верховного Совета России (эта должность уже окутана в нашей памяти туманной дымкой) "Берите суверенитета столько, сколько проглотите" положила начало процессу обретения республикой экономической самостоятельности, который потом принес не только Татарстану, но и другим регионам, последовавшим его примеру, немалые дивиденды в виде снижения налогового бремени, заключения прямых договоров об экономическом сотрудничестве с дальним Зарубежьем и прочих льгот, поднявших благосостояние граждан. Апофеозом этих бурных событий стало подписание Договора о разграничении полномочий.

Ожидал ли сам Ельцин, что брошенные им в ходе полемики с тогда еще здравствующей союзной властью слова будут восприняты как руководство к действию, никто, кроме самого Ельцина, наверное, точно не знает. Во всяком случае, на попятный он не пошел. Тут нужно заметить, что, по мнению многих весьма уважаемых политологов, именно вовремя начавшиеся изменения во взаимоотношениях российского центра с регионами спасли целостность чуть было не отправившейся вслед за Советским Союзом в небытие Российской Федерации. Пожалуй, вера Ельцина в свою сильную интуицию вполне обоснованна.

А подробности того, первого визита еще прочно живут в памяти казанцев. Тогда Ельцина ждали с таким же нетерпением и примерно с такими же полурелигиозными чувствами, с какими в прошлом веке, наверное, ждали только прибытия царей. Заповедь "не сотвори себе кумира" была россиянами вновь прочно забыта.

Первый его приезд не отличался торжественностью двух последующих, даже "Волга", в которой ехал Ельцин, была не черной, а белой, охраны - минимум. Зато по обеим сторонам улиц Горького и Карла Маркса, где должен был проехать из аэропорта кортеж, толпились люди, мечтающие хоть издали увидеть нового борца за народное счастье. Везде, где, по слухам, должен был останавливаться Ельцин, было не протолкнуться. Сначала он побывал в Союзе писателей, потом, к восторгу казанцев, как простой смертный прокатился на трамвае по улице Бутлерова. Тут-то его и взял в оборот известный ныне всей республике телеведущий ГТРК "Татарстан" Дмитрий Второв, тогда политизированный школьник. "Я гонялся за ним целый день, специально прикатил с дачи, узнав о том, что он в Казани, - вспоминает Дмитрий. Очень хотелось постоять рядом, взять автограф. Сейчас это смешно, но тогда Ельцин и правда был для меня кумиром. Но подойти близко не очень-то удавалось. Охрана оттирала. В конце концов, я заскочил вслед за ним в трамвай. Народу набилось видимо-невидимо. Я кое-как пробился вперед и дрожащим от священного волнения голосом попросил автограф. Ручку с бумагой искали по всему трамваю. Зато сейчас я обладатель исторической реликвии".

Затем Ельцин отправился в университет, где отвечал на многочисленные вопросы казанцев. Желающих увидеть и услышать живого Ельцина было столько, что пришлось в соседнем зале устанавливать монитор и впускать людей и туда.

Однако до этого действительно исторического визита Борис Ельцин был в нашем городе целых два раза. Первый еще двухлетним ребенком, когда его отец, арестованный во время сталинских репрессий, сидел в казанской тюрьме. Тогда Борис вместе с матерью, стремившейся быть поближе к мужу, жил в Казани. Второй раз, когда студентом путешествовал по просторам страны на крыше вагона. Денег-то на билеты не было, а посмотреть мир хотелось. Первая остановка у него тогда состоялась в Казани.

Впрочем, не всегда тот летний вояж был приятным. Какое-то время занявшемуся активным отдыхом молодому человеку пришлось ехать по железной дороге на одном вагоне с уголовниками (в стране только что прошла амнистия). Вот как сам Ельцин вспоминает об этом в своей первой книге: "Однажды они ко мне пристали, их было несколько человек, и говорят: давай играть в "буру". А я знать не знал вообще эти карты, в жизни не играл и сейчас терпеть не могу. Ну а в такой обстановке не согласиться было нельзя. Они говорят: давай играть на одежду. И очень скоро они меня раздели до трусов. А в конце говорят: "Играем на твою жизнь. Если ты сейчас проигрываешь, то мы тебя на ходу скидываем с крыши вагона - и все, привет. А выигрываешь - отдаем все". Что произошло дальше и каким макаром, не понял даже сам главный участник происшествия. Короче, он выиграл и в Казань приехал в том же виде, в каком отбыл из Свердловска, то есть одетым.

 

После судьбоносного визита в июне 90-го года Президент Ельцин побывал у нас еще дважды: в мае 94-го и на финише новой президентской кампании, в июне 96-го. Эти ельцинские приезды казанцам запомнились тем, что в городе было на несколько часов приостановлено движение всех основных транспортных маршрутов, и стремительно идущим на убыль демократизмом этих посещений. А последний из них - еще и знаменитым Сабантуем, где Ельцин с завязанными глазами, следуя местной традиции, успешно расколотил глиняный горшок. Впрочем, знатоки протокола уверяют, что промахнуться у него просто не было возможности: повязка была полупрозрачной.

Что же касается развлечений для Президента, то в нашей республике они традиционны: осмотр исторических памятников, лесные прогулки в Матюшино и разглядывание волжских пейзажей с борта катера. Есть свидетели, что речное дно при этом контролировалось водолазами.

Посещение Казани принесло Борису Ельцину удачу дважды: после визита 1990 года он был с оглушительным перевесом избран Президентом России и одолел путчистов, летом 96-го на выборах ему вновь удалось повторить свой же успех пятилетней давности.

Галина КИРИЛЛОВИЧ

Copyright ©, Старая Казань, 2012-2018. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.