Утверждение, что Тукай является для татарской литературы тем же,
чем для русской литературы - Пушкин,
давно уже стало тривиальным. Однако когда речь заходит
о переводах тукаевской поэзии на русский язык, оно почему-то
словно забывается. Чаще всего стараются заставить Тукая
звучать не в лучших стилистических традициях русского
классического стихосложения, а в стиле тюрков.
Мне кажется, использовать такой подход в переводах поэзии татар
на русский язык - грубая ошибка. Поэтические языки тюрьков,
а также многих других народов Востока столь отличны
по своему строю от русской поэзии, что использование в переводах
принципа формального подражания оригиналу может
только разочаровать и оттолкнуть читателя.
Предлагаемые в этом номере переводы Тукая выполнены
без подражания внешним формам его стихов. Ведь если бы Тукай
был рожден не татарином, а русским, его великий поэтический дар
проявил бы себя в формах, свойственных
русскому классическому стиху.

Нияз Ахмеров

От редакции. Нияз Узбекович Ахмеров - преподаватель Казанского медицинского университета. Кроме медицинского, имеет высшее филологическое образование и успешно работает в области художественной литературы. Добавим: Нияз Ахмеров - внучатый племянник Салиха Сайдашева и внук Шигаба Ахмерова - издателя, приемного отца Сайдашева и друга Габдуллы Тукая.

Габдулла ТУКАЙ

Неожиданно

Раз случилося со мною:
В зимний день, в морозной мгле,
За туманной пеленою
Шурале явился мне.

Я гляжу на это диво,
Я молчание таю.
Вот он пальцами игриво
Тронул голову мою.

Что там трогать,
Сколь ни лапай –
Не щекотен шапки мех.
По щеке провел он лапой,
Да не шел мне в душу смех.

Мне сегодня не до смеха.
Жизнь свила меня кольцом.
Мне щекотка не потеха.
Стар я сердцем и лицом.

Лапой к шее он тянулся.
Что ж мне, братцы, делать с ним?
Отмахнулся, запахнулся
Толстым шарфом шерстяным.

Шурале мне тыкал в спину.
Все ж щекотки не добыл.
Очень важно скорчив мину,
По груди рукой водил.

"Брось-ка, братец, труд беплодный!
В шубе щелки не найдешь.
По одежкам я сегодня
С кочаном капусты схож!

Чай, не летняя рубаха –
Сто одежек тут на мне.
С этой тягостью, ребята,
Надо б ехать на коне!"

За кушак он ухватился.
Черта с два! Не развязать.
Даже пятки исхитрился
Длинным пальцем щекотать.

"Ох, назойлив же ты, братец!
Вздумал с валенком играть!
Сил твоих вовек не хватит
Смехом валенок пронять.

И на что ж это похоже?!
Шел бы, братец, снова в лес!
Да к закутанным прохожим
С глупым игрищем не лез!!

Тут мороз свирепой прытью
Мне не раз уж угрожал.
Да, уткнувшись в шубу лисью,
От тепла ее сбежал.

От конфуза дед сердитый
Мстит мне словно бы врагу,
Шубой лисьей вспять отбитый,
Шлет войной ко мне пургу".

Услыхавши эти речи,
Шурале в туман нырнул.
Лишь услышал я далече
"Чи-и-и..." - он тонко протянул.

Дни и ночи, дух свободный,
Он бежит, с людьми шутя.
Все играет сын природы.
Кто ж осудит то дитя?

 

Ребенку

Милый мой, не бойся шурале,
Злых чертей да ведьм не опасайся.
Много зим я прожил на земле,
Но ни разу с ними не встречался.

Это все - минувшего туман,
Мглы веков слепое порожденье.
Много вздора вводит нас в обман,
Много снов страшат воображенье.

Знай, мой друг: шайтан былых времен
Сам рожден из сонных этих басен.
И коль ты умом не обделен
Бес смешон и вовсе не опасен.

Упырям да бесам на земле
Нет углов, где жить да обживаться.
А лесному дурню шурале
Нет чащоб, чтоб выть да укрываться.

Срок тебе науки изучить
Да изрядно в школе потрудиться.
Лишь тогда от правды отличить
Сможешь ложь и сказки-небылицы.

 

Переводы Н. Ахмерова


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Copyright ©, Старая Казань, 2012-2017. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.