Екатерина II в Казани«...Мы вчера сюда приехали и нашли город, который всячески может быть столицею большого царства. Прием мне — отменный; четвертую неделю видим везде одинаковую радость, а здесь еще отличнее; если б дозволить, то горожане себя вместо ковра постлали...» — ровно 225 лет назад — в конце мая 1767 года писала из Казани императрица Екатерина II. Предпринятое ею путешествие по Волге началось 2 мая в Твери, а вечером 26 дня того же месяца императорские галеры подплыли по разлившейся Казанке к Кремлю. Пройдя через Тайницкие ворота, Екатерина «прежде всего проследовала в кафедральный Благовещенский собор, из которого, отслушав молебен, отправилась в дом купца Дряблова». Путь в город для императрицы устлан был красным сукном, а дом купца Дряблова, где для царственной путешественницы были устроены покои, блистал роскошью и изыском.

 «Я живу здесь в купеческом каменном доме, девять покоев анфиладою, все шелком обитые, кресла и канапеи вызолоченные, везде трюмо и мраморные столы под ними». Все пять дней, что гостила Екатерина в Казани, местная знать старалась перещеголять друг дружку в щедрости и гостеприимстве. Уж не знаю точно, тогда родилась традиция дарить особо почетным гостям тюбетейки или много позднее...

 «Я угрожала вам письмом из какого-нибудь азиатского селения, теперь исполняю свое слово, теперь я в Азии. В здешнем городе (имеется в виду Казань—Л. А.) находится двадцать различных народов, которые совершенно несходны между собою...» — писала Екатерина Вольтеру. Разрешив строить в Казани каменные мечети, снискала императрица симпатии богатого татарского купечества. Ее же указом от 3 сентября 1767 года были «увеличены средства» Казанской гимназии, пребывавшей доселе в плачевном состоянии.

«Здесь народ по всей Волге богат и весьма сыт, и хотя цены везде высокие, но все хлеб едят, и никто не жалуется и нужду не терпит...». Экая досадная неприятность. Ваше Величество, — а мы вот не можем ныне сытостью похвастаться. А чем — можем? Забот полон рот — до гостеприимства ли тут? Вчера только Большого Гостя чествовали, а уж сегодня кричим: «верни, ирод, дареную тюбетейку!» Не гоже...

28 мая слушала императрица обедню в Богородицком монастыре, приложившись по окончании оной к Иконе Божьей Матери, «причем положила по бриллиантовой коронке как на эту чудотворную икону, так и на местный образ Спасителя». Щедра была матушка - императрица! Нагулявшись по маскарадам и балам, в честь нее данным, отплыла июня первого дня восвояси — «в Синбирск» — со всею своей шумною свитой, собачками и поварами.

 Дрябловский дом, где останавливалась Екатерина, будучи гостьей Казани, сохранился до наших дней (ул. Рахматуллина, дом 6). Галера «Тверь» — «редкий и крайне любопытный памятник русского судостроения и путешествия императрицы Екатерины II в начале лета 1767 года по Волге» — долго еще хранилась в Адмиралтейской слободе. Реставрируется Богородицкий монастырь...

 Много царственных особ посетило Казань после Екатерины — людей, тщеславных и душевных, разных. Каким запомнили они наш город? В письме Никите Ивановичу Панину Екатерина писала из Казани: «…Еще я не назначила дня моего отселе отъезда: нам здесь весьма хорошо, и истинно как дома...».

 Лилия АЛИЕВА.

Copyright ©, Старая Казань, 2012-2018. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.