Валерий Александрович Спиридонов, заместитель начальника Республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы, кандидат медицинских наук, представил редакции интересный материал, подтверждающий одну простую истину: ничто не ново под Луной. Речь идет о фальсификации продуктов питания. Наверняка за век с лишним усовершенствовалась не только борьба с этим злом - ныне фальсификация действительно поставлена на поток.

В Вестнике общественной гигиены судебной и практической медицины, издаваемом в Петрограде в марте 1915 года, была опубликована статья казанского провизора К.В. Бенинга «Фальсификация некоторых продуктов в г. Казани». Автор на 25 страницах описывал результаты своего исследования. Это было продолжение работ, начатых в 1913 году комиссией Казанского губернского земства по борьбе с фальсификацией пищевых продуктов.

Провизор исследовал следующие продукты: колбаса, коровье масло, консервы, икра, кондитерские изделия, хлеб. Проверялись также глиняная посуда, керосин и обои.

Что выяснилось? В продуктах, взятых из колбасных ларей и из молочных лавок на толчке Сенном и Сорочьем базаре (всего была взята 51 проба), исследователь обнаружил примесь конины (14 проб), а в двух пробах оказалась примесь... собачьего мяса. Для изготовления колбас в то время применялись воловьи и бараньи кишки. Так вот, из восьми проб две имели явные признаки заболевания.

В газете «Социалистическая индустрия» 11 мая 1984 года, в материале «Линия научной обороны», опубликованном в рубрике «Страницы истории», отмечалось, что: именно в Казани в 1941-42 годах проходила консолидация сил ведущих физиков и химиков нашей страны - А. Ф.Иоффе, П.А.Капицы, И.В. Курчатова, А.П.Александрова, Я.Б.Зельдовича, Ю.Б. Харитона, В. Г. Хлоп и на, Г.Н.Флерова и других, что именно в этом городе «фактически были сделаны первые реальные шаги на новом этапе исследования атомной энергии».

Об этом факте сообщили и казанские газеты: в июне 1984 года - когда столица республики была награждена орденом Ленина и в мае 1985 года - когда в Казани проходила 42-я сессия Совета по координации научной деятельности академий наук союзных республик. Наконец, это подтверждают десятки научных и биографических книг, посвященных жизни и деятельности И.В.Курчатова и его соратников.

Однако, к сожалению, не только в основной массе нынешних казанских газет, но даже в современных научных изданиях, в том числе претендующих на энциклопедичность, это обстоятельство практически не упоминается. Речь идет о вкладе Казани в решение проблемы атомной энергии, стоявшей в прошлом веке перед страной. Первые шаги были сделаны в столице Татарстана, куда в 1941 году были эвакуированы ученые научных учреждений химико-физического профиля Академии наук СССР. Приказ о создании в Казани научной лаборатории Академии наук СССР во главе с профессором И.Курчатовым, которая впоследствии превратилась в Институт атомной энергии (ныне Курчатовский институт), был подписан 14 августа 1943 года.

Но на этом историческая роль Казани в решении атомной проблемы в стране не исчерпывается.

Представьте себе мое удивление, когда я узнал, что Казанской опере 175 лет! Я-то всегда думал, что опера в Казани ведет свое летоисчисление с 1939 года, когда был основан театр оперы и балета. Первый оперный спектакль в Казани, оказывается, состоялся осенью 1804 года и был осуществлен труппой известного казанского помещика, театрального мецената Есипова. Ему же принадлежало большое здание театра, которое располагалось на месте нынешней площади Свободы. В те времена ставились оперы Глюка, Перголези, русских композиторов Верстовского, Бортнянского. До 1874 года постоянной оперной труппы в Казани не было и оперные спектакли давались эпизодически. В 1874 году известный русский антрепренер Петр Медведев организовал две труппы, одна из которых было оперной, и взял антрепризу в Казани и Саратове. В течение сезона эти труппы менялись, и казанцы имели возможность посещать оперные спектакли каждый год. Так продолжалось 20 лет, пока Медведев не переехал в Москву.

После Медведева антрепризу взял также известный театральный деятель Бородай. Это при нем расцвел талант В. И. Качалова, артиста драматической труппы. Им была создана постоянная оперная труппа в Казани, просуществовавшая до 1919 года. Дирижером был В. И. Сук, впоследствии работавший в Большом театре. В труппе был известный, русский певец Тартаков. В 1919 году здание театра сгорело, погибла и редчайшая нотная библиотека.

Шел 1722 год. Царь Петр Первый вышел в поход против персидского шаха. Он прибывает в Казань с тем, чтобы самолично принять боевые суда, изготовленные на казанской верфи, и возглавить Волжскую и Каспийскую флотилии. А потом завоевать Дербент и Баку.

Помимо Адмиралтейства, у царя была еще одна цель посещения Казани. Это - казенные фабрики суконной мануфактуры. Они изготавливали сукно, которое совершенно его не устраивало. Сукно было дорогим и не прочным. На солдатские шинели оно совсем не годилось.

Первая карта КазаниВ городе царь остановился в доме купца и промышленника-суконщика Михляева. Посетив и его фабрики, царь был приятно удивлен качеством сукна, вырабатываемого там. Крутой и решительный, он в одночасье передал Михляеву все казенные фабрики с обязательством выполнять государственный заказ. Михляев блестяще справился с этим и вскорости солдаты царской армии воевали в отличных шинелях.

Можно предположить, какие чувства переполняли душу гостеприимного промышленника на стезе исполнения патриотического долга, столь удачно сочетавшегося с экономической выгодой. И если добавить к этому, что Петр Первый отметил в его доме свой 50-летний юбилей, то будут понятны все побудительные мотивы, сподвигнувшие Михляева на сооружение в честь пребывания царя в Казани великолепного Петропавловского собора.

С посещением Петра Казань приобрела статус военно-промышленного города. Посему ей полагалось восстановить утраченные к тому времени оборонные качества. Город был включен в план проектных разработок С-Петербургской фортификационной конторы. Инженером-порутчиком этой конторы Артемоном Сациферовым в 1730 году была выполнена топо-съемка города и на ее основе составлена карта.

В последнее время в обществе развернулась полемика вокруг очередной реформы системы образования. Объявить ли официально все вузы платными? Упразднить ли вступительные экзамены? Давать ли студентам стипендии и в каком размере?

Похоже, в России высшее образование становится доступным только для детей из состоятельных семей. Родители должны оплачивать репетиторство, давать преподавателям (чего уж греха таить) взятки и пять-шесть лет полностью содержать практически взрослого человека. Кроме того, диплом по престижной специальности без особого труда можно получить в коммерческом вузе или во внебюджетной группе государственного учебного заведения. Плоды этой системы мы уже пожинаем. Имеем юристов, которые видят в своей профессии лишь средство для личного обогащения, и врачей, не отличающих ангину от инфаркта.

На последней коллегии госкомитета по делам молодежи президент Шаймиев высказал неоригинальную мысль: мол, в студенческие годы нам денег не хватало, так мы по ночам вагоны разгружали... В таких случаях хочется продолжить - а потом спали на лекциях и списывали на зачетах. Но ведь вуз призван готовить не грузчиков, а грамотных дипломированных специалистов!

Деревянная Воскресенская церковь была основана в 1671 году и располагалась на стыке Спасской и Воскресенской улиц. В 1734 году церковь возвели уже из камня, причем на месте, позволяющем спрямить улицы (в соответствии с планом застройки Казани), и с этого момента стала одна Воскресенская улица (ныне ул. Кремлевская, бывш. Ленина).

Церковь - оказалась воистину невезучей: в 1842 году ее сильно повредил пожар, после которого сохранилась лишь построенная в XVIII веке колокольня. Спустя некоторое время церковь отстроили   заново...   и разобрали в конце XIX века.

В 1880 году на этом месте по проекту архитектора Г. Розена было построено интереснейшее здание Воскресенского собора, а еще через двенадцать лет к нему пристроили часовню (проект архитектора И. Колмакова).

Величественное здание недолго украшало наш город — в 1930 году (очевидно, в порядке борьбы с религией) собор наполовину разобрали. А в 1953-м на основе первого этажа храма был построен химический корпус Казанского университета.

Новое здание содержит элементы классического стиля, симметрично, украшено шестью коринфскими колоннами и строго функционально. И все же, при всем уважении к университетским химикам, хочется отметить, что если бы химкорпус построили где-нибудь в другом месте, а прекрасный Воскресенский собор оставили в покое, — город, пожалуй, приобрел бы больше, чем потерял.

Н. КОНОВАЛОВ.
Фактический материал — из архива А. Григорьева.

 

История этой площади насчитывает более четырех столетий. Сначала ее называли Спасской, так как располагалась она в непосредственной близости от крепости и проездной Спасской башни; позже — Ивановской, по названию стоящего на ее юго-западном склоне Иоанно-Предтеченского монастыря. В начале XX века стали официально именовать площадью Императора Александра II (хотя горожане продолжали называть ее по-старому — Ивановской), а уж после памятного октября 1917 года — Первого Мая.

Ивановская площадь Казани

На протяжении долгого времени здесь была сосредоточена торговая жизнь города, и до начала текущего столетия это место играло, пожалуй, ту же роль, что и Красная площадь в Москве в прежние времена. Еще в XVII веке Ивановскую площадь украшало величественное здание Гостиного двора, где располагались таможня и двадцать четыре торговых ряда. Гостиный двор неоднократно горел и к концу XVIII века был «совсем повредившимся». Император Павел I посетивший Казань в 1798 году, приказал заново отстроить Гостиный двор, выделив из губернских доходов огромную по тем временам сумму — двести тысяч рублей.

Закладка этого доныне существующего здания Гостиного двора, занимающего целый квартал, была совершена 25 июня 1800 года. Впоследствии оно еще дважды горело во время грандиозных казанских пожаров 1815 и 1842 годов, затем восстанавливалось и перестраивалось.

—Вишь ты, вон какое колесо!
Что ты думаешь, доедет то
колесо, если б случилось,
в Москву или не доедет?
— Доедет.
—  А в Казань-то, я думаю, не доедет?
— В Казань не доедет.

Н.В. Гоголь. «Мертвы души».

Написав эти строки, Николай Васильевич Гоголь был недалек от истины: добраться до Казани в первой половине XIX века было делом весьма трудным и подчас небезопасным.

Былых времен «речные чудеса»...

Кого сегодня можно удивить трамваем, кинематографом, судном на подводных крыльях? Да никого! А ведь совсем не так давно привыкло человечество к этим благам цивилизации, казавшимся поначалу невиданным дивом. И сейчас в повседневную жизнь чуть ли не ежегодно входят большие и малые технические новинки, воспринимаемые нами порой с изумлением и восторгом, — взять хотя бы те же бытовые компьютеры, спутниковые антенны или «солнечные батарейки» в калькуляторах. Что же говорить о казанцах прошлого века, которым довелось увидеть и вовсе уж семимильные шаги Его Величества Прогресса!

Конечно, не все пережитые ими технические чудеса были равными по значению, многие оказались бесперспективными и быстро забылись. Однако «полевые испытания» собирали огромные толпы любопытных. И было на что посмотреть! Особенно часто выдавались «бесплатные представления» на водных просторах, о чем и пойдет речь.

Copyright ©, Старая Казань, 2012-2018. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.