Не так давно закончился весенний призыв в армию, а не за горами уже осенний. Вооруженные силы переживают не лучшие свои времена, и немалое количество восемнадцатилетних парней предпринимают отчаянные усилия, чтобы отвертеться от солдатской «лямки». Многим из них приходят на помощь всевозможные медицинские справки, свидетельствующие о непригодности потенциального призывника к военной службе, благо перечень «освобождающих» недугов в последние годы значительна расширился.

А как проходил призыв в армию сто, двести лет назад, когда не было в помине военкоматов, медкомиссий и целого свода регламентирующих сей процесс правил? Неужели «хватали» всех подряд? Отнюдь...

«Брать в солдаты людей взрачных!» — такое требование стало для офицеров - рекрутангов непреложным правилом еще со времен государя Алексея Михайловича, отца Петра Первого. И хоть не было поначалу установившихся критериев годности молодых ребят к ратному делу, родители невысоких и слабосильных парней могли быть уверены: «солдатчина» их чаду не грозит.

Когда в 1878 году сотрудники университета выставили против главного входа «вольтову дугу» и включили ее в вечерней тьме, «осветилась ВСЯ Воскресенская улица, вплоть до крепости (Кремля — Б.Е)» — отметили газеты.

Как же темно-то было на тех давних улицах — сейчас и не представить.
С 1840 года ежевечерне стали зажигать в уличных фонарях керосиновые лампы. К 1873 году таких фонарей насчитывалось уже 720. А «сила света» лампы— это всего-то «7 (семь) стеариновых свечей лучшего качества по 4 штуки на фунт» (этакий, простите, эталон был). К тому же это световое «море» было поднято над землей почти на 2,5 метра — не насмотришься.

Стоит на углу улиц Астрономической и Баумана двухэтажный дом. Давно стоит — с начала XIX века, с тех пор, как семейство кондитеров-крендельщиков Соломиных открыло здесь, на бойком месте в центре города, свой магазин. В первых годах нашего столетия в витринах, кроме аппетитных хлебобулочных изделий, появились также велосипеды, телефоны, пылесосы и .даже охотничьи ружья — торговля шла вовсю, двери не закрывались ни на минуту.

Видя такое дело, хозяин дома — Сергей Владимирович Соломин— решил извлечь выгоду и из второго этажа. О наиболее рациональном использовании незанятых площадей долго раздумывать не пришлось: в 1908 году Казань переживала настоящий кино-бум, и Соломин, как и многие другие домовладельцы, обратился в "городскую управу за разрешением открыть в здании кинотеатр. В сентябре того же годе прошение удовлетворили, на втором этаже провели необходимые работы, и уже в ноябре «синема» на 200 мест с пышным названием «Урания» приняла первых зрителей.

О чем писали местные газеты. Микрообозрение нравов

В продажу поступил сборник поэтов г. Самары. Рекламировались, в частности, стихи Г. Слюзова. Образчик его поэзии:

«А пишу, фантазируя, и в вечерний свой досуг,
Если слишком много вру я,
То прости мне, Милый друг!
Но прощать коль ты не можешь,
То меня ты накажи
Тем, что ты, конечно, можешь
Бросить в печь мои вирши»  (каково ударение — вирши!).

В этом доме было тепло и уютно...

До революции в этом доме устраивались балы, театрализованные представления, литературные вечера. Сюда по почте приходили журналы и книги из Парижа. Здесь жила большая и дружная семья Николая Евгеньевича Боратынского - сына замечательного русского поэта, друга Александра Пушкина Евгения Боратынского.

Усадьба Боратынских на Лядской (ныне улица Горького, 25) принадлежит к числу уникальных памятников зодчества. Этот деревянный дом был построен в начале XIX века для графини Апраксиной. В 1836 году его приобрел помещик Мамаев и пожелал, чтобы дом перестроили по проекту архитектора Петонди. В конце 60-х годов усадьбу Мамаева купил Николаи Боратынский и въехал в этот дом с женой - красавицей Ольгой Александровной Боратынской (урожденной Казем-Бек) и детьми, которые лишь с нянюшками разговаривали по-русски. Между собой, с гувернантками и родителями - по-французски.

В Казани было много кабаков, но очень мало... алкоголиков...

В этом году исполняется 105 лет со дня учреждения в России одного из первых и крупнейших обществ трезвости - Казанского. (1892 г.)

Как известно, в те далекие годы наш город являлся губернским, причем центром учебного округа, во много раз превосходившего по площади нынешний Татарстан. А в другой Казанский округ - военный - входили территории десятков нынешних областей и республик Российской Федерации. Ясно, что в таком крупном городе проживало много интеллигенции. Она-то и откликнулась первой на обострение в конце XIX века алкогольных проблем в России. Ядро Казанского общества трезвости составили профессора университета, врачи, преподаватели и студенты духовной академии.

Главной целью общества было «противодействовать употреблению спиртных напитков населением и для сего помогать нуждающимся советами, материальными средствами и приисканием занятий».

Copyright ©, Старая Казань, 2012-2018. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.