История этой площади насчитывает более четырех столетий. Сначала ее называли Спасской, так как располагалась она в непосредственной близости от крепости и проездной Спасской башни; позже — Ивановской, по названию стоящего на ее юго-западном склоне Иоанно-Предтеченского монастыря. В начале XX века стали официально именовать площадью Императора Александра II (хотя горожане продолжали называть ее по-старому — Ивановской), а уж после памятного октября 1917 года — Первого Мая.

Ивановская площадь Казани

На протяжении долгого времени здесь была сосредоточена торговая жизнь города, и до начала текущего столетия это место играло, пожалуй, ту же роль, что и Красная площадь в Москве в прежние времена. Еще в XVII веке Ивановскую площадь украшало величественное здание Гостиного двора, где располагались таможня и двадцать четыре торговых ряда. Гостиный двор неоднократно горел и к концу XVIII века был «совсем повредившимся». Император Павел I посетивший Казань в 1798 году, приказал заново отстроить Гостиный двор, выделив из губернских доходов огромную по тем временам сумму — двести тысяч рублей.

Закладка этого доныне существующего здания Гостиного двора, занимающего целый квартал, была совершена 25 июня 1800 года. Впоследствии оно еще дважды горело во время грандиозных казанских пожаров 1815 и 1842 годов, затем восстанавливалось и перестраивалось.

 

В последнее десятилетие XIX века часть северного фасада корпуса Гостиного двора, выходящего на Ивановскую площадь, была приспособлена под помещение городского ломбарда, а северо-восточный угол (шестнадцать залов на первом и втором этажах) после значительной реконструкции и отделки фасада — под городской научно-промышленный музей.

Торжественное открытие первого городского музея произошло 5 апреля 1895 года при значительном стечении заинтересованной публики. Уместно будет напомнить, что сейчас здесь полным ходом идут реставрационные работы, и мы надеемся, что к своему 100-летнему юбилею здание музея вернет свой прежний величественный вид.

Но вернемся на век назад. В конце августа 1895 года Ивановская площадь стала свидетелем еще одного немаловажного события — открытия и освящения памятника императору Александру II. К началу XX века ее облик был окончательно сформирован. Вот какой мог увидеть ее гость Казани, если бы он посетил наш город в это время: «...Спасскими воротами мы выходим на Ивановскую площадь, с Ивановским монастырем на правой руке и трехэтажным зданием городской думы на левой руке, наискосок думы, на углу обширного, выходящего на площадь здания Гостиного двора выступает оригинальной архитектуры фасад городского публичного музея. Между зданиями монастыря и думы возвышается памятник в Бозе почивающего императора Александра II».

Многое повидала на своем веку Ивановская площадь. Но то, что здесь произошло утром 25 сентября 1906 года, запомнилось казанцам надолго. Хотя в постреволюционное время об этом происшествии практически не упоминалось. Но будем объективны и предоставим слово документальным материалам, раскрывающим сущность этого неординарного события.

«Петербург. Командиру Отдельного корпуса жандармов Департамента полиции.

Сегодня около 10 часов утра на площади возле городской думы в проезжавшего во дворец временно исправляющего должность губернатора вице-губернатора Д.Д.Кобеко брошено две бомбы. Одна взорвалась. Вице-губернатор получил три царапины на лице, его кучер легко ранен в руку, случайный прохожий легко в ногу. Злоумышленники скрылись.

Ротмистр Трескин. 25 сентября 1906 г.».

Так был совершен первый в истории города террористический акт против высшего должностного лица. Взрыв был настолько мощным, что часть залов музея осталась без оконных стекол.

Три дня спустя картина происшедшего несколько прояснилась. Начальник Казанского губернского жандармского управления получил следующее донесение:

«По сведениям, полученным из агентурных источников, лицом, бросившим бомбу в вице-губернатора Д.Д.Кобеко, является, будто бы, студент Беленков. По тем же сведениям, помянутый студент застрелился по предложению партии социалистов-революционеров, так как он при покушении бросил бомбу, будто бы, прячась за колонну думы...».

Сейчас трудно сказать, так ли это было на самом деле, но одно можно утверждать: террор был одним из немногих вопросов, который не вызывал особых разногласий среди эсеров, и за «качество» выполнения терактов члены боевых групп несли персональную ответственность...

Вот лишь несколько штрихов к портрету старейшей в Казани площади…

Copyright ©, Старая Казань, 2012-2018. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.