В последнее время в обществе развернулась полемика вокруг очередной реформы системы образования. Объявить ли официально все вузы платными? Упразднить ли вступительные экзамены? Давать ли студентам стипендии и в каком размере?

Похоже, в России высшее образование становится доступным только для детей из состоятельных семей. Родители должны оплачивать репетиторство, давать преподавателям (чего уж греха таить) взятки и пять-шесть лет полностью содержать практически взрослого человека. Кроме того, диплом по престижной специальности без особого труда можно получить в коммерческом вузе или во внебюджетной группе государственного учебного заведения. Плоды этой системы мы уже пожинаем. Имеем юристов, которые видят в своей профессии лишь средство для личного обогащения, и врачей, не отличающих ангину от инфаркта.

На последней коллегии госкомитета по делам молодежи президент Шаймиев высказал неоригинальную мысль: мол, в студенческие годы нам денег не хватало, так мы по ночам вагоны разгружали... В таких случаях хочется продолжить - а потом спали на лекциях и списывали на зачетах. Но ведь вуз призван готовить не грузчиков, а грамотных дипломированных специалистов!

Сейчас на федеральном уровне обсуждают проект, который устанавливает обширную шкалу стипендии: успевающим студентам, малообеспеченным учащимся, сиротам и т.д. В проекте заложен и стимул для прилежной учебы - один человек может получать несколько стипендий. Осуществить стипендиальную реформу может помешать недостаток бюджетных средств.

А что, если попробовать привлечь к проблеме внимание благотворителей? Тем более что успешные примеры в собственной истории имеются.

В России рубеж XVIII -XIX веков ознаменовался переменами государственного устройства, в том числе и в области народного просвещения. В 1802 году было учреждено министерство народного образования, позже в нескольких городах империи, в том числе в Казани, открылись университеты.

Одновременно возникла идея о необходимости женского образования. Вдохновительницей начинания была императрица Мария Федоровна. Под ее руководством в Петербурге открылись Александровское училище для девочек и институт ордена святой Екатерины. В 1805 году императрица купила в Казани пустырь вблизи Арского поля площадью более 15 десятин за четыре с половиной тысячи рублей. Здесь было решено основать институт благородных девиц, но денег для его учреждения не хватило.

Идея могла остаться неосуществленной, если бы не добровольные пожертвования горожан. Первой благотворительницей стала казанская дворянка Анна Родионова. Она происходила из аристократической семьи, рано овдовела и в результате многочисленных коммерческих предприятий приумножила свои капиталы. Суровая помещица, которая жестоко обращалась с крестьянами, Анна Николаевна, с другой стороны, отличалась большой набожностью, просто одевалась, редко выезжала в свет... Два имения и большой двухэтажный дом в Казани (сейчас здесь находится суворовское училище) Родионова завещала будущему институту благородных девиц. И 160 лет назад, весной, в «Казанских губернских ведомостях» появилось объявление о первом наборе воспитанниц в Казанский институт благородных девиц. Принимались девочки от 8 до 13,5 лет из семей дворян, духовенства и крупных купцов. Дети купцов третьей гильдии и мещан к экзаменам не допускались, как «не имеющие хорошего воспитания».

Для зачисления в первый класс нужно было, чтобы девочка умела читать, писать и знала четыре правила арифметики. В институте преподавали языки, историю, географию, закон Божий, занимались музыкой, рисованием и рукоделием. Уроки начинались в 9 утра, заканчивались в шесть вечера всю неделю, кроме воскресенья. Воспитанницам только в исключительных случаях разрешалось выходить на улицу, посещать знакомых и родных. При зачислении девочки в институт ее отец или опекун давали подписку, что в каникулы или праздники обязуются «не выводить девицу далее родственного круга, в особенности ж не брать на публичные танцевальные вечера».

Если воспитанницы болели, то лечились в институтском лазарете. А болели они часто, чему способствовало плохое питание. Режим дня включал завтрак и обед, вечером девочки получали только чай и кусочек хлеба. Лишь в 1890 году по личному распоряжению императрицы в институте ввели нормальное трехразовое питание и полдники - булку и стакан молока.

Все институтки носили одинаковые платья из грубой шерсти голубого или коричневого цвета, в зависимости от возраста. Покрой формы не отличался изысками: короткие рукава, прямая юбка со складками. Поверх платья надевали пелерину и фартук. В этой одежде было жарко летом и холодно зимой. Совет института обратился было с ходатайством об изменении покроя платья и ткани для него, но разрешения не получил.

Что и говорить - условия, в которых приходилось жить девушкам, были спартанскими, Зато, согласно уставу института, из восьмидесяти воспитанниц почти половина содержалась за счет институтских доходов и средств приказов общественного призрения. А состоятельные люди нашего города никогда не обходили «родионовок» вниманием. Потомственный дворянин Платон Демерт завещал 18 тысяч рублей, проценты с которых назначил на учреждение стипендий в нескольких учебных заведениях Казани, в том числе в родионовском институте. Статский советник Ковальский пожертвовал 1600 рублей с условием, что ежегодно одна из выпускниц также будет получать проценты с этой суммы.

К сожалению, в наши дни примеров такой благотворительности почти нет. «Шаймиевская» и «мэрская» стипендии не в счет учреждены-то не из собственного кармана «спонсоров». Один лишь московский олигарх Потанин со своей стипендией и вспоминается.

Ольга ФЕДОТОВА, ведущий специалист Национального архива РТ;

Лилия ВИКТОРОВА.

Copyright ©, Старая Казань, 2012-2018. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.