Удивительную власть имеют над человеком архитектурные памятники прошлого. Уже самим фактом существования на том месте, где были созданы, они утверждают убедительность и достоверность исторических событий, связывают воедино века прошедшие с сегодняшним днем. Безмолвные свидетели прошлого, они — яркие письмена каменной летописи нашей Родины.

Не потому ли так много говорят сердцу сооружения Казанского кремля? Не потому ли идет о них слава, как об одном из замечательных архитектурных ансамблей Поволжья?

Путешествие по историко-архитектурной Казани мы начнем с исторически сложившегося центра города - с кремля. Затем побываем в разных районах, в разных уголках Казани, где вы познакомитесь со многими выдающимися в историко-художественном отношении зданиями и сооружениями нашего старинного города.

Через ворота Тайницкой башни пройдем на территорию кремля. Здесь мы ознакомимся с комплексом наиболее интересных архитектурных памятников прошлого.

На крутом спуске холма   возвышается башня Сююмбике — одно из лучших архитектурных сооружений XVII века.

Башня Сююмбике — стройное семиярусное здание из красного обожженного кирпича. Ее высота 58 метров, площадь основания 140 квадратных метров. Строилась она на забитых в землю дубовых сваях, часть которых с течением времени опустилась. Поэтому башня отклонилась от вертикальной оси примерно на 169 сантиметров. В 1914 году при реставрации башня была по первому ярусу стянута железной полосой, которая значительно ухудшила ее вид.

Первые три яруса башни четырехугольники, верхние восьмигранники, заканчивающиеся дозорной вышкой с высоким шатровым шпилем. Нижний ярус прорезан высоким арочным проемом.
Четверики имеют по верху обходные террасы, окруженные узорчатым парапетом. Западная и восточная стены первого яруса украшены четырьмя полуколонками с капителями в виде консолей с вертикальными рядами ступенчатых выступов.

Казань без башни Сююмбике не Казань. Знаменитое многоярусное здание, глубоко вонзавшееся высоким шпилем в небо, давно ужа стало неофициальным символом нашего города, такой, же неотъемлемой его частью, как Бранденбургские ворота в Берлине, статуя Свободы в Нью-Йорке, Эйфелева башня в Париже. Долгая история Сююмбике полна легенд и неразгаданных тайн, научных гипотез и откровенно нелепых домыслов. Повышенный интерес к сооружению проявляют не только заезжие туристы, — время от времени вокруг него вспыхивают отчаянные споры по разнообразнейшим поводам. Какие же человеческие страсти тревожат покой древних камней? ...

Иоанно-Предтеченский монастырь, более известный под названием Ивановский — одна из самых древних обителей Казанской православной епархии. Ныне он представляет собой довольно противоречивое в стилевом плане архитектурное сооружение, расположенное на склоне кремлевского холма и поэтому не слишком привлекает к себе внимание.

В далеком XVI столетии здесь располагалось подворье Свияжского Богородицкого монастыря основателем и первым игуменом, которого был святитель Герман.

Личность преподобного Германа, человека многосторонне грамотного, автора исторического труда "Жития святых чудотворцев Казанских" вероятно притягивала к себе людей желающих быть причастными к его святости и нести монашеское послушание именно в этом монастыре. Подворье Свияжского монастыря, располагавшееся напротив Спасской башни Кремля, включало в себя скромную деревянную церковь и несколько бревенчатых домов. К этому времени в Казани уже действовали два мужских монастыря. Зилантов, основанный в 1552 году лично Иоанном Грозным, и Спасо-Преображенский  (1556)  внутри  Кремля, также построенный по воле государя. Оба эти монастыря, выполняя функцию распространения христианства в Поволжье, в основном принимали к себе только состоятельных людей, которые могли внести определенный финансовый вклад. Поэтому возникла необходимость в основании обители для небогатых людей, желающих посвятить себя Богу.

В 1798 году на углу нынешних улиц К. Маркса и Красина по заказу помещика Молоствова был возведен двухэтажный жилой дом. Строился он под руководством Филиппа Емельяновича Емельянова, который с 1796 года заменил в этой должности своего учителя первого губернского архитектора Казани В. И. Кафтырева.

Прошло девять лет, и городские власти купили помещичий дом под гимназию. Однако здание оказалось для учебного заведения слишком маленьким. Поэтому было принято решение увеличить его объем почти в два раза. Проект реконструкции выполнил В. А. Смирнов, бывший в ту пору учителем рисования в старой казанской гимназии. А до этого в течение шести лет он преподавал гражданскую архитектуру в Московском университете, потом был губернским архитектором в Нижнем Новгороде. Вместе со Смирновым над проектом реконструкции работал Яков Михайлович Шелковников. Ученик одного из родоначальников русского классицизма А. Д. Захарова, он был в течение пяти лет третьим по счету губернским архитектором Казани. Проектанты старались сохранить без изменения фасад бывшего частного дома, который стал левым крылом нового сооружения.

Оглядываясь на прожитую жизнь и готовясь перейти в мир иной, каждый по-своему стремится облегчить душу и совесть. И вот купец И. С. Кривоносов, умерший в далеком 1892 году, во искупление своих земных грехов завещан общине Богоявленской церкви 35 тысяч рублей, особо оговорив, что 25 тысяч из этой суммы — непременно на колокольню.

Энергичные прихожане, желая скорее дать деньгам ход, со строительством тянуть не стали — и вот уже выбрано место на Большой Проломной (ныне ул. Баумана), приглашены знаменитые градостроители И. Колмаков и Л. Хрщонович, объявлен в газетах конкурс на проект колокольни. Стиль строения предполагался старомосковский — широко распространенный и хорошо изученный архитекторами и строителями были сформулированы и требования к интерьеру будущей постройки. Правда, настоящего конкурса так и не получилось — среди представленных «для затравки» проектов один, предусматривающий высоту колокольни в 32 сажени (примерно 65 м), настолько поразил воображение репортеров и заказчиков, что за него дружно высказалась вся община. И вот строительство началось.

Рафимовская мечеть

Кировский район Казани называют промышленным. Принято считать, что здесь нет особых достопримечательностей, памятников архитектуры. Проходя ежедневно по улице Сабан, даже местные жители давно уже перестали замечать, что на заброшенном пустыре стоит чудо, сказка, запечатленная в дереве.

На первый взгляд, это обыкновенный старый дом. Но стоит присмотреться, поражаешься легкости постройки, строгости пропорций и необычному убранству фасадов. Это бывшая Рафимовская мечеть. Она давно уже перестала служить культовым центром, но остается, редкостным творением рук человеческих. Построена она простыми городскими плотниками. Такие же безымянные мастера возвели церкви в Кижах, которыми до сих пор восхищается весь мир.

 Сегодня мало кто сможет назвать еще хоть один столь же известный памятник деревянного зодчества. Но ведь это не значит, что, кроме Кижей, ничего не осталось. Секрет лишь в том, что мы не обращаем внимания на свои «кижи», которые стоят на соседней улице, забытые и полуразрушенные.

Первые сведения  о казанском Гостином дворе относятся к 60-м  годам XVII века, но  как тогда выглядело здание, мы уже не узнаем. С незапамятных времен  оно было на редкость невезучим: ни один большой городской пожар не пощадил  его и Гостиный двор горел и в 1797, и в 1815, и в 1842  годах. После пожара 1842-го архитекторы X. Крамп и И. Бессонов произвели   капитальную  реконструкцию злополучного дома, после которой северная его часть была отдана под ломбард, а  в северо-западной разместился Городской музей. О  ломбарде  история сведений  не сохранила, что неудивительно.  Музей же сразу приобрел известность и заслуженную славу — и этим город  обязан  известному казанскому ученому    и коллекционеру   Андрею Федоровичу Лихачеву.

Еще со студенческих лет этот незаурядный человек живо интересовался археологией и этнографией, историей и изящными искусствами, собирая монеты, картины древности и предметы народного быта. Лихачев не был собирателем-дилетантом — его разносторонние увлечения соединялись с глубоким пониманием дела и солидным образованием. Особое внимание он всегда уделял изучению истории волжского края. Достаточно сказать, что оставленная им коллекция булгарских древностей — лучшая в мире по своей полноте и разнообразию.

Казань. Воскресенская улица, 1880 год. Две стронки привлекают внимание горожан. На углу Почтамтской (улица Лобачевского) разобрали старую церковь Вознесения и на деньги взалкавшего отпущения грехов богача Л. Курманаева спешно строят грандиозное здание новой (на ее месте сейчас стоит корпус химфака ИГУ). А на углу Акчуринского переулка (крохотный тупичок, упирающийся в ограду Черноозерского сада) уже сложены материалы для строительства «доходного дома с Пассажем г. Александрова».

 К тому времени Петербургское общество архитекторов уже провело конкурс на лучший проект этого здания. Премиями были отмечены проекты, шедшие под девизами — только подумайте! — «И нам пора», «Трусы в карты не играют», и «Годен ли?». Авторы первого проекта оказались победителями. Ими были никому еще не известный 23-летний архитектор В. В. Суслов, только обучавшийся в Академии художеств, и почти столь же молодой Н. И. Поздеев (особняк Игумнова его постройки, сошедший ныне в комплекс здании французского посольства, знаком каждому москвичу).

Copyright ©, Старая Казань, 2012-2018. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.