Приостановившееся было с разгромом Казанского ханства развитие национальной архитектуры находит своеобразное продолжение в Старой Татарской слободе.

Как отмечалось выше, татар из города выселили на юго-западные окраины, за острожную стену, в район низменных топей и болот. Положение этой части города усугубилось тем, что рядом со Старой Татарской слободой устроили городскую свалку. Сюда свозили мусор и навоз со всего города. Здесь располагались скотомогильники, и сюда же золотари вывозили свой «пахучий товар». От непросыхающих в течение всего лета вонючих болот поднимались ядовитые испарения...

В первые годы эти места застраивались беспорядочно: в виде замкнутых дворов, своего рода родовыми гнездами, окруженными со всех сторон заборами и проездами. И только после опустошительного пожара 1842 года в Татарской слободе началась планомерная регулярная застройка улиц европейского типа. Правда, большая часть домов строилась из дерева, иногда - с кирпичным низом и бревенчатым вторым этажом. Их возводили в традициях деревенской усадьбы: с углубленной постановкой дома и раскиданными надворными постройками.

К 1842 году здесь сложились две первые улицы: Левая набережная Кабана (ныне Ш.Марджани) и Захарьевская (ныне К.Насыри). Обращает на себя внимание то, что эти две сравнительно короткие улочки делают «по два поворота на ровном месте». Это лишний раз свидетельствует об их древности.

Татарская усадьба

 

Первыми постройками Старо-Татарской слободы, полностью возведенными из кирпича, были мечети Марджани и Апанаевская. Вскоре появился большой и роскошный по тем временам дом Апанаевых, построенный во второй половине XVIII века в классическом стиле (ул. К. Насыри, 37). К нему присоединились еще два больших и красивых дома (низ - кирпичный, верх - деревянный): купцов Юнусовых и просветителя Ш. Марджани. Дома эти также проектировались русскими архитекторами в классическом стиле, но с элементами национальной архитектуры в украшениях оконных наличников, летних террас, въездных ворот и т.д.

Более ярко черты национального зодчества проявились в расположенных неподалеку деревянных домах (первая половина XIX века). Эти дома сохранили своеобразное расположение надворных построек, характерное для традиционной сельской татарской усадьбы XIX века. У них красивые фронтоны и ворота с накладным полихромным декором.

Такого типа дома весьма характерны для Старой Татарской слободы. Почти все они появились во второй половине XIX века. Есть среди них и каменные, и полностью деревянные, но больше всего - смешанного типа. Почти сплошь из таких домов состояли улицы К.Насыри, З.Султана и Г.Тукая. Красочно описал этот тип домов казанский искусствовед П. Лульский. По его словам, широко распространенный тип татарского деревянного дома-усадьбы приобретал в условиях города специфические черты. Из глубины усадьбы дома переместились ближе к улице, но стоят торцом к ней, иногда даже под небольшим углом. Внутри усадьбы дома соединялись друг с другом по второму этажу крытыми галереями-террасами с разноцветными стеклами и узорчатыми рамами. Стилистика же домов включала в себя полный набор архитектурных направлений: от позднего барокко второй половины XVIII века (ярче всего этот стиль проявился в декоре мечети Марджани) до классицизма (наиболее яркий пример - мечеть Иске Таш).

К концу XIX века все чаше стала заявлять о себе эклектика на основе мусульманской архитектуры - так называемый мавританский стиль. Наиболее типичный пример - Азимовская мечеть с ее сводчатыми окнами и пышным декором в восточном стиле. Элементы этого стиля прослеживаются и в ряде окружающих домов. Дает себя знать и влияние западноевропейской архитектуры. Наглядный пример - дом Шамиля с его зубчатыми башенками в стиле средневековых европейских замков. Появились и дома в духе модерна (например, дом Апанаева).

Однако таких архитектурно-завершенных домов не так много. Основную массу составляют деревянные одноэтажные дома и низенькие ветхие халупы.

Татарский стиль

В конце XIX - начале XX века в Старой Татарской слободе сложился свой архитектурный стиль. Фасады доходных домов и многие байские особняки стали украшаться мотивами национального татарского орнамента, стрельчатыми окнами, подковообразными воротами, «сталактитовыми» карнизами, резными и штампованными накладными узорами и арабесками. Интересными образчиками такого чисто татарского стиля являются дома 16, 26, 31 и 80 по улице Г.Тукая, дом 56 по улице Нариманова, дом 42 по улице Кирова, дом 20 по улице Парижской Коммуны и др.

Один из лучших знатоков татарской архитектуры Нияз Халит справедливо отмечает, что дома в Татарской слободе обладают своеобразным силуэтом, пропорциональным строем фасадов, особой трактовкой архитектурных деталей, пластики и света. Любопытная деталь: не имея своих профессиональных архитекторов, татары часто приглашали русских зодчих, но последние при этом приспосабливались к вкусам своих заказчиков. И тогда татарская архитектура «разговаривала» со зрителем хотя и на своем родном языке, но с ощутимым русским акцентом.

Сегодня в префектуре «Старо-Татарская слобода» насчитывается около 80 архитектурных памятников и более 70 объектов, представляющих историческую и культурную ценность.

Непрерывная система застройки окончательно закрепилась в Татарской слободе лишь к началу XX века. Но и тогда здесь сохранялись традиции татарской усадьбы с ее своеобразным бытом, трезвостью, верностью нормам шариата, замкнутостью и изолированной женской половиной. Традиции эти все больше размывались под воздействием новых городских условий и русской культуры.

Жизнь и быт

Памятники архитектуры при всей их значительности и эстетической ценности служат отражением лишь внешней стороны жизни Татарской слободы. Помимо этого существовала внутренняя жизнь, скрытая от постороннего взгляда, свои обычаи, нравы, особенности быта. Судя по многочисленным воспоминаниям современников и заезжих путешественников, жителей татарских слободок отличали повышенное, чисто восточное гостеприимство, уважение к старшим, целомудрие, трезвость, трудолюбие, честность, верность нормам шариата.

Существовало и классовое расслоение: нищета одних и роскошь других. Вот как описывает, например, внутреннее убранство дома купцов Юнусовых (ул. Тукая, 67/14) прусский государственный деятель Август Гакстгаузен. Он побывал в доме гостеприимного татарского купца в 1857 году:
«Комнаты, где принимали иностранцев, меблированы совершенно по-европейски: софа, вместо дивана стулья, столы, красивый китайский фарфор в шкапах за стеклом, два зеркала на стенах... На столе у стены стояла красивая персидская ваза чрезвычайно оригинальной формы. В одном из шкапов за стеклом была каменная чаша с изречениями из Корана. Один из членов семьи совершил путешествие в Мекку, привез ее оттуда и она хранилась, как святыня».

Кстати сказать, путешествия в Мекку - хадж - являлись непременной обязанностью всех, кому это позволяли средства. Хозяин дома, в котором побывал Гакстгаузен, Исхак Губайдуллович Юнусов, совершил хадж в 1844 году. Но продолжим описание немецкого путешественника:

«Перед окнами в горшках стояли цветущие апельсиновые, фиговые деревья, пальмы и другие цветы. На стене висела персидская шашка и кинжал в ножнах, которые умеют изготавливать только бухарцы. На столе лежали татарский календарь, Коран на арабском языке, другой в татарском переводе и несколько молитвенников. Часть пола была покрыта темным, очень красивым персидским ковром, против двери на белой стене большими черными буквами написан стих из Корана. Двери обиты зеленым сафьяном, и по нему выложены всевозможные фигуры красными

О ты, фонтана щедрости алмаз!
О моря счастья
редкостный алмаз!


- так воспевал щедрость души и гостеприимство казанцев татарский поэт XVI века Махмуд Мухаммедьяр.
Беднота, конечно же, жила много проще. Но и она незыблемо придерживалась традиций гостеприимства, верности нормам ислама. Во всяком случае, быт Татарской слободы резко отличался от быта русской части города. Максим Горький писал в «Моих университетах»:

«Хотелось уйти в Татарскую слободу, где живут какой-то особенной чистоплотной жизнью добродушные ласковые люди... Мне думалось, что у татар вся жизнь построена иначе, незнакомо мне, не похожа на то, что я знаю и что не радует меня...»

Copyright ©, Старая Казань, 2012-2018. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.