Мостов казанских перетруженные спины...

Казалось бы, нехитрая штука — мост. Ну, стоит себе и стоит, и не обращаешь не него внимания, даже если проезжаешь по нему ежедневно. А представьте, себе, что все казанские мосты и мостики вдруг в одночасье исчезли — все движение было бы моментально парализовано!

А теперь попробуйте мысленно перенестись на сто лет назад, когда еще не ездили через Казанку и Булак трамваи и автобусы, не было на дорогах рельсов и асфальта. Мосты тогда появлялись и исчезали: хрупкие деревянные конструкции то сметались ледоходом, то разрушались от интенсивной эксплуатации.

 В марте—апреле движение между Кремлем и дамбой обеспечивалось исключительно лодочниками - перевозчиками — их переполненные пассажирами «плав-средства» днем и ночью деловито сновали возле обломков свай, оставшихся от очередного сгинувшего моста. Брали за проезд копейки, но благодаря огромному количеству клиентов лодочники все равно не оставались внакладе — не зря за право аренды перевозов «бились» они на ежегодных торгах, не жалея сторублевых ассигнаций.

К маю волжские мосты восстанавливали — до следующего ледохода. С мостами на Булаке дело обстояло сложнее: ледовому натиску они не подвергались, но разрушались не менее интенсивно под непрестанным гнетом многочисленных повозок и пешеходов. Бесконечный ремонт примитивных мостиков по методу «тришкина кафтана» ежегодно обходился городу в три тысячи целковых, выделяемых из бюджета Думой. Но вот в начале века городской голова Лебедев принял решение выстроить каменный мост через Булак, чтобы раз и навсегда покончить с проблемой переправы через протоку. Дума идею почему-то не одобрила, горожане и вовсе восприняли лебедевскую затею насмешливо. Однако упрямый голова все равно принялся за строительство, финансируя его из собственных средств. С мая 1905 по октябрь 1907 года длились работы, и вот прочный мост-арка в 8 сажен длиной и 2,6 сажени высотой принял на свою выгнутую спину первых прохожих...

Где те остряки-самоучки, прозвавшие лебедевское детище «мостом слез» (плакали, мол, денежки)? Давно их нет, а мост прочно стоит, выдерживая бремя и тяжелых автомашин, и своих восьмидесяти пяти лет.

А вот с другим мостом — через старое русло Казанки в Адмиралтейской слободе — связывались большие надежды. «Чудо инженерной мысли», выстроенное к февралю 1917 года по проекту г-на Крылова, смотрелось весьма эффектно: бесшарнирная железобетонная арка прекрасно вписалась в городской пейзаж. Увы, конструкция оказалась неспособной выдерживать какой-либо транспорт — мост представлял собой редкостное собрание инженерных просчетов. Сначала изыскатели проглядели «линзу» торфа под правой опорой, потом конструкторы не учли влияние веса правобережной насыпи на фундамент. В результате готовый мост просел на целый метр и стал непригоден для транспортировки по нему грузов. Так что не над тем мостом шутить изволили господа казанцы, явно не кед тем...

С расхожим утверждением, что «в старину строили лучше», исходя из вышесказанного, можно и соглашаться, и спорить. Но, наверное, не стоит пытаться сопоставить трудносопоставимое. Строительный брак былых поколений, как правило, уже отслужил свой недолгий срок и исчез с лица города, а добротные качественные сооружения по-прежнему надежно служат нам, будут служить нашим детям и внукам.

Борис ЕРУНОВ.

Copyright ©, Старая Казань, 2012-2018. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.