Иоанно-Предтеченский монастырь, более известный под названием Ивановский — одна из самых древних обителей Казанской православной епархии. Ныне он представляет собой довольно противоречивое в стилевом плане архитектурное сооружение, расположенное на склоне кремлевского холма и поэтому не слишком привлекает к себе внимание.

В далеком XVI столетии здесь располагалось подворье Свияжского Богородицкого монастыря основателем и первым игуменом, которого был святитель Герман.

Личность преподобного Германа, человека многосторонне грамотного, автора исторического труда "Жития святых чудотворцев Казанских" вероятно притягивала к себе людей желающих быть причастными к его святости и нести монашеское послушание именно в этом монастыре. Подворье Свияжского монастыря, располагавшееся напротив Спасской башни Кремля, включало в себя скромную деревянную церковь и несколько бревенчатых домов. К этому времени в Казани уже действовали два мужских монастыря. Зилантов, основанный в 1552 году лично Иоанном Грозным, и Спасо-Преображенский  (1556)  внутри  Кремля, также построенный по воле государя. Оба эти монастыря, выполняя функцию распространения христианства в Поволжье, в основном принимали к себе только состоятельных людей, которые могли внести определенный финансовый вклад. Поэтому возникла необходимость в основании обители для небогатых людей, желающих посвятить себя Богу.

 В московском архиве российского министерства юстиции сохранилось интересное свидетельство об истории основания Иоанно-Предтеченского монастыря - челобитная митрополита Гермогена (1580-е годы) к царю Федору Иоанновичу. Дословно в ней говорится следующее: "Да ко мне же государь, к богомольцу твоему государеву, приходят люди убогие, иные в немощи, иные в старости докучают, чтоб их постричь велеть без вкладу а большого монастыря (Спасо-Преображенского) говорят келей мало, а на Зилантове сказывают, хлеба недостатки". Ответом на челобитную последовала царская грамота, которая разрешала построить монастырь, но лишь на средства епархии.

Видимо, недостаточность одностороннего финансирования долго не позволяла Ивановскому монастырю вести каменное строительство. Вокруг возводились кирпичные и белокаменные соборы, церкви и башни, а Ивановский оставался деревянным по середины XVII века.

В 1649 году произошел грандиозный пожар, и обитель сгорела полностью. Главным образом, благотворительность купца Гавриила Антипина сделала возможным ее возрождение трехшатровый храм Иоанна Крестителя пятиглавая церковь. Введения во храм Пресвятой Богородицы каменная ограда одноглавая колокольня и братский корпус были построены на его деньги почти одновременно. В то время в российском зодчестве шел процесс становления узорчатого барокко - одного из самых красивых стилей, и это сильно повлияло на общий вид и особенности монастырских сооружений. В частности, поражал великолепием и необычностью формы холодный трехшатровый храм, общий вид которого известен по литографии Э. П. Турнерелли 1839 г. Территория монастыря была окружена суровой кирпичной оградой с надвратной церковью Феодосия и Антония Печерских, обращенной главным фасадом к Кремлю. В 1815 году в Казани вновь произошел страшный пожар, от которого сильно пострадал и Ивановский монастырь. Надвратная церковь и жилые постройки были уничтожены огнем, а позже отстроены в совершенно других формах.

 В конце XIX века встал вопрос о реставрации Иоанновского трехшатрового храма, так как время и пожары несколько ослабили его конструктивную систему и испортили внешний вид. Российское археологическое общество в лице видного исследователя того времени Павлинова произвело обследование церкви и признало целесообразной комплексную реставрацию этого памятника архитектуры. Неповторимым явлением русского зодчества называли его в своих трудах академик архитектуры В. Суслов и, позднее, искусствовед и художник И. Грабарь, который относил холодный храм Ивановского монастыря к редкому на Руси типу церквей и настаивал на его сохранении. Однако местные власти решили разрушить этот храм и выстроить на его месте новый, ибо новое строительство было сопряжено с меньшими технологическими затратами. Таким образом, наибольший ущерб Ивановскому монастырю был нанесен именно в XIX веке варварской небрежностью казанских властей, архитекторов и строителей, исказивших древнюю святыню своими нововведениями.

Ныне из всего неповторимого храмового комплекса сохранились лишь теплая Введенская церковь и колокольня. Последняя сохранилась почти в неискаженном виде и являет собой замечательное творение русских мастеров. Подобно широкоплечему былинному богатырю встала она на склоне холма. Богатство оформления колокольни возрастает с каждым ярусом: восьмерик первого яруса четко обозначен простыми пилястрами, арки второго яруса перехвачены железными стяжками и тройными колонками, а сверху увенчаны декоративным карнизом. Три ряда килевидных кокошников создают плавный переход от восьмерика к барабану. Барабан, в свою очередь, украшен декоративной аркатурой и слуховыми щелями, что довольно нетипично для русского барокко.

 Необходимость сохранения и возрождения комплекса Иоанно-Предтеченского монастыря, без которого уже невозможно представить архитектурный облик центра Казани, не вызывает сомнений. В настоящее время восстановление вновь открытой обители ведется  под  руководством игумена  Дорофея,  однако скромных   монастырских средств пока хватает лишь на выполнение первоочередных работ по обустройству и ремонту. Нужно отметить, что строения были переданы епархии в 1992 году в ужасном состоянии. В таких условиях, конечно, сложно рассчитывать на то, что у монастыря найдутся достаточные средства на научное обследование и достойную реставрацию всех сооружений. А между тем очень важно, чтобы те памятники архитектуры, которые на сегодня сохранились, не были искажены простым функциональным ремонтом. Вероятно, пришло время перенимать опыт успешного возрождения монастырей в странах Европы, где умело, используют историческую и архитектурную уникальность соборов и церквей для привлечения к монастырю общественного внимания и сбора дополнительных средств.

Церковь монастыря уже полюбилась прихожанам своим уютом и каким-то особым духом святости. И со временем Иоанно-Предтеченский монастырь должен стать местом, где, как и несколько веков назад, люди смогут обрести покой и утолить духовную жажду в общении с Богом, помолиться и окунуться в среду древнерусского зодчества. Именно таких уголков душевного умиротворения не хватает нашему городу с его шумными улицами и множеством житейских проблем. Возрождение святой обители, которая когда-то была основана не властным указом, а волей народа, должно стать делом чести священников, архитекторов, всех, кто относит себя к патриотам нашего города.

Сергей СОКОЛОВ.

Copyright ©, Старая Казань, 2012-2018. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.