Казань. Воскресенская улица, 1880 год. Две стронки привлекают внимание горожан. На углу Почтамтской (улица Лобачевского) разобрали старую церковь Вознесения и на деньги взалкавшего отпущения грехов богача Л. Курманаева спешно строят грандиозное здание новой (на ее месте сейчас стоит корпус химфака ИГУ). А на углу Акчуринского переулка (крохотный тупичок, упирающийся в ограду Черноозерского сада) уже сложены материалы для строительства «доходного дома с Пассажем г. Александрова».

 К тому времени Петербургское общество архитекторов уже провело конкурс на лучший проект этого здания. Премиями были отмечены проекты, шедшие под девизами — только подумайте! — «И нам пора», «Трусы в карты не играют», и «Годен ли?». Авторы первого проекта оказались победителями. Ими были никому еще не известный 23-летний архитектор В. В. Суслов, только обучавшийся в Академии художеств, и почти столь же молодой Н. И. Поздеев (особняк Игумнова его постройки, сошедший ныне в комплекс здании французского посольства, знаком каждому москвичу).

 Владимир Васильевич Суслов родился в 1857 году в семье крепостного крестьянина-иконописца из Палеха. Тринадцати лет от роду он был отдан в Московское училище живописи, ваяния и зодчества и уже через восемь лет стал учиться в известнейшей Академии художеств, окончил которую в 1882 году со званием классного художника 1-й степени.

 Автор проекта знаменитого нашего Пассажа не был «модным столичным архитектором», как по сию пору пишут иногда в путеводителях.

Конечно, впоследствии он стал и академиком архитектуры, и профессором Высшего художественного училища и, может быть, самым известным реставратором того времени, но в обеих столицах так и не появилось ни одной его работы. Казанский Пассаж — практически, единственный осуществленный проект -зодчего.

 Огромное здание, оснащенное подъемными устройствами, пневматическим отоплением, динамо-машиной для освещении магазинов, поднялось на Воскресенской всего за два с небольшим года. Строил его соученик В. В.. Суслова из академии — Г. Б. Руш. Старания молодого прораба хорошо оплачивались заказчиком. Одни из путеводителей Казани сообщает, что, помимо обычных полутора процентов от стоимости ВСЕХ работ, обусловленные контрактом, Генрих Бернардович получал по 100 рублей за каждый рабочий день.

Интересно, что именно Г. Б. Руш предрекал печальную судьбу зданию. Еще в 1904 году, незадолго до смерти, он обратился в городскую думу с заявлением о том, что неправильная эксплуатация здания, непорядки в системе стоков, в конце концов, приведут к обрушению той его части, которая выходит на Черное озеро. К тому времени уже была изменена система отопления здания — в нем появились 17 голландских печей, не предусмотренных проектом,— давно не работали лифты, многие квартиры превратились в более доходные номера. Приходится лишь удивляться тому, что уникальное здание простояло столь долго после такого недвусмысленного предупреждения.

 В 1908 году здесь прочно обосновался кинематограф «Пассаж». Владелец его Г. А. Розенберг вскоре перестроил старый дом Меркулова на Проломной и приспособил его под огромный кинотеатр, в котором можно было также давать драму и оперетку. В отличие от уже существовавших Городского, Панаевского и Нового театров он получил название Большого (в нем сейчас располагается нынешний КБДТ имени В. И. Качалова).

 На самом рубеже веков Г. Б. Рушу поручили построить так называемый Чернояровский Пассаж. Из большого семейства Д. И. Черноярова (вензель «ДИЧ» и по сей день виден на осыпающемся фасаде этого здания на улице Кремлевская) вышли не только предприимчивые коммерсанты, но и известные инженеры и врачи. Лишь очень, внимательный ценитель архитектуры заметит, что фасад здания асимметричен — с таким непревзойденным мастерством «слепил» Г. Б. Руш этот заметный в городе дом из находившихся на том месте старых построек.

 Л. ЖАРЖЕВСКИЙ.

Copyright ©, Старая Казань, 2012-2018. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.