Сегодня, путешествуя во времени, мы сделаем три остановки: побываем в Казани 1962 года —эпохи «развернутого строительства коммунизма», 1972 года — времени «развитого социализма» и, наконец, задержимся в «застойном» 1982 году.

Итак, раз, два, три! И мы уже на казанских улицах 1962 года. 725 тысяч казанцев, «вооруженных» новой программой партии, принятой на XXII её съезде в октябре 1961 года, создают материально-техническую базу коммунизма в надежде получить «по потребности» за свои «способности». Казань тридцатилетней давности во многом узнаваема, но и многих ее достопримечательностей, хорошо известных в 90-е годы, еще нет. Нет, например, современных зданий, пригородного железнодорожного вокзала, Дворца спорта, гостиницы «Татарстан», цирка, многоэтажных корпусов университета, знаменитого Дома политического просвещения (ныне—Академия наук Татарстана). Но сверкает стеклами и свежестью отделки только что выстроенное здание бывшего обкома КПСС на Большой Красной, современный вид принял театр оперы и балета им. Джалиля, построен комплекс Речного вокзала.

 Невольно останавливаемся у киоска, в котором продавец бойко торгует газированной водой с сиропом по три копейки стакан. Заодно покупаем у мороженщицы порций забытого уже эскимо по 22 копейки и продолжаем путь. Заходим в хлебный магазин. Хлеб белый (по виду серый) 16 копеек за буханку, ржаной — 13, батон в 400 граммов 15—22, за штуку «городской» булочки в 200 граммов платим , 10 копеек. Правда, с хлебом в магазинах бывают перебои.

 По дороге встретился продуктовый магазин, заглянем, вспомним юность. Да, действительно, леденцы (100 граммов пачка) стоят 10—15 копеек, конфеты «Мишка на севере» — 5 рублей 50 копеек, «Мишка косолапый» — 6 рублей 20 копеек, печенье разных сортов от 1 до 2 рублей за килограмм. Заглянем в винный отдел. Пол-литра водки можно купить за 2 рубля 52 копейки, «Московской»— 2 рубля 87 копеек, коньяк - 4—6 рублей. Здесь же продают и табачные изделия: сигареты наши отечественные «Чайка», «Астра», по 20 копеек за пачку, «Памир» — 10 копеек. Правда, совсем не видно сигарет с фильтром. С мясопродуктами, как и с хлебом, бывали перебои. Но стоили они, на взгляд покупателя 1993 года, очень дешево. Говядина I категории 1 рубль 80 копеек. II категории—1.10 за килограмм. Свинина— от 1.86 до 2.05; куры непотрошеные 1 рубль 60 копеек за килограмм, полупотрошенные —1.75, потрошенные — 2.40.

 Многое еще можно было бы посмотреть, потрогать руками и даже купить в продуктовом магазине, но очереди приличные, а время не ждет. Минуем длинную очередь за разливным молоком (12 копеек за литр), подойдем к газетному киоску. Покупаем свежий номер «Советской Татарии» и узнаем, что среднемесячная плата рабочих и служащих в Казани — 75—80 рублей. Что ж, начиная с 30-х годов у нас очень любили усредненные цифры, которые и картину отражали лишь в целом. А между тем, в 1962 году минимум заработной платы еще не достиг 60-рублевого рубежа. И довольно значительное число казанцев имели оклады в 40—50 рублей. К этой категории относились не только уборщицы, охранники, но и библиотекари. Особенно малы были пенсии. Размеры их колебались от нескольких рублей для иждивенцев и лиц с неполным трудовым стажем до 20—30 рублей людей, проработавших 30—40 лет.

 Рабочие-станочники в зависимости от квалификации получали от 60 до 120 рублей в месяц. Примерно столько же инженерно-технические работники. Несколько больше — научные работники, профессиональные военные, особенно высокого ранга (до 200—400 рублей и выше). Зная теперь зарплату, можно прикинуть, сытно ли жили горожане. Но ведь надо еще и одеваться, «позволить» себе, хоть и скромные, предметы быта. Выбор их не очень богат, а цены довольно высокие. Стиральная машина «Волга» считается дефицитом и стоила 135 рублей, велосипед - 48 - 50 рублей, телевизор «Рекорд» —157, автомобиль «Запорожец» или, как его прозвали в народе, «консервная банка»— 1600 рублей. Цена мужского костюма равнялась месячному заработку рабочего, выходные туфли— 20—30 рублей.

 Купить телевизор, стиральную машину, холодильник, не говоря уж об автомобиле, могли немногие. Цены на них, как можно заметить, значительно превосходили уровень заработной платы. Кроме того, их приходилось не просто покупать, а «доставать» — этот глагол не требует особого разъяснения и для читателя 90-х годов.

Острой (да, впрочем, как и всегда) была жилищная проблема. Но именно в 60-е-годы ее стали решать с помощью строительства «хрущевок». И хотя тысячи казанцев получили квартиры, жилья не хватало. Люди селились в бараках, снимали комнаты и квартиры с ежемесячной платой в 20—50 рублей. Дорого стоили и частные дома, в среднем 3—5 тысяч. Вот такое было житье-бытье в Казани 30 лет назад.

 А в 1972 году казанцев было почти 900 тысяч. К этому времени страна вступила в период «развитого социализма». В чем это проявилось? Горожане стали лучше одеваться. В магазинах появились не только отечественные, но и импортные товары: чешская и югославская обувь, одежда производства ГДР, Польши, Румынии. И по вполне доступным ценам. Например, мужской «гедеэровский» костюм стоил 120 рублей, польская куртка 50, югославская зимняя обувь 40—60 рублей. Телевизоры, пылесосы, холодильники, швейные машины, велосипеды уже не редкость, они есть почти в каждой семье. По доходам и расход. Средняя месячная зарплата (опять-таки средняя!) перевалила за 120 рублей. Студенческая стипендия составляла 40 рублей, заработок рабочего на оборонных предприятиях 120—170, пенсии от 40 до 70, персональные пенсии для бывших партийных и советских деятелей 120 рублей. В магазинах хлеб, молоко, сметана по ценам 1962 года. Колбасы вареные — 2—2,5 рубля за килограмм. Сложнее «достать» копченые колбасы, например, «Московскую», «Столичную», с мясом также бывают перебои. Но на рынке за 4—6 рублей можно купить свинины, говядины, баранины, кур и гусей.

 В эти годы казанцы были обеспечены, конечно же, не так хорошо, как москвичи или ленинградцы, но за весь столетний период, который перед нами прошел, это было, пожалуй, самое благополучное время. Нынешние руководители говорят, что страна жила за счет продажи нефти и газа за границу. Может быть, и так. Но Татария, давшая стране миллионы тонн «черного золота», отнюдь не купалась в изобилии, а за дефицитом казанцы, как и остальное население республики, ездили в Москву и Ленинград, благо цены на билеты были доступными. Проезд до Москвы поездом стоил 11— 16 рублей, самолетом — около 20 рублей.

 Ко времени «застоя» жизнь в Казани стала заметно труднее. В 1979 году город отпраздновал рождение миллионного жителя, а снабжение продуктами и товарами широкого потребления стало хуже. Временами в магазинах не было мяса. В 1978—1979 годах были введены талоны на колбасу и масло. Значительно возросли цены на кофе, водку, ковры, автомобили. Но стоимость основных продуктов питания и предметов первой необходимости оставались примерно на уровне 1962 года. Заработная плата за 20 лет увеличилась в среднем в 2,5 раза и достигла 180 рублей. Причем у рабочих промышленных предприятий, особенно оборонных, нередки были заработки в 200—300 рублей, а у библиотекарей, музейных работников, то есть работников «культурного фронта», не превышала 100—115 рублей. Наименее обеспеченными оставались пенсионеры, и они в первую очередь страдали от обеднения наших магазинов, т.к. не имели возможности купить что-либо на рынке.

В Казани, как и во всей стране, за исключением, пожалуй, Москвы, Ленинграда и Прибалтики, сложилась парадоксальная ситуация— были деньги, но не хватало товаров. Но все же в магазинах можно было купить: сырки по 14 копеек, мороженое по 19, свежего леща на рынке по 2 рубля за килограмм, диван-кровать за 220 рублей и табурет — за пять. В это время можно было услышать от не совсем трезвого земляка не совсем связную, но бойкую декламацию. В скобках я сделал свои примечания, поскольку одни могут не понять, о чем идет речь, в силу своей молодости, другие — забыв о недавнем прошлом, пройдя шоковую терапию. Итак, вот он, фольклор:

«Спасибо партии родной,
Что водка стала дорогой.. (5 руб. 30 коп)
Если будет восемь (руб.),
Все равно не бросим...
Передайте Ильичу (Имелся в виду Л.И. Брежнев)
Нам и десять по плечу...
Если будет больше,
Сделаем, как в Польше (т. е. начнутся беспорядки (за пол-литра) Ну, а станет двадцать пять,
Будем «Зимний» брать опять (имеется в виду Октябрьская революция 1917 г.).

 Этим народным творчеством, хоть и предостерегающим, но в целом оптимистичным, заканчивается эпоха «застоя».

 В. НЕДОРЕЗОВ,
библиограф Научной библиотеки им. Н. И. Лобачевского


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Copyright ©, Старая Казань, 2012-2017. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.