Записано со слов дачника-старожила Дмитрия Засосова.

 Летняя жара гнала из пыльной Казани на пленэр всех, кто имел для этого хоть минимальные средства. Сначала снимались комнаты и квартиры вокруг Дальнего и Среднего Кабана. На работу добирались пароходиками - по утрам и вечерам суденышки были переполнены.

 Постепенно география отдыха расширялась - за счет Верхнего Услона и других селений вверх и вниз но Волге.

 С 1893 года, с приходом в наши края железной дороги, дачники освоили и Красную Горку (ныне Юдино), Займище, Лаврентьево (Обсерватория) и, конечно, Васильево - «местечко рыбное и грибное».

 По рельсам забегали дачные поезда в пять вагончиков, прозванные в народе «кукушками» - видимо, за издаваемые ими звуки. Допускались вольности: между остановками помашет кто-нибудь зонтиком, машинист и остановит.

 Наем дач обычно приурочивался к масленице, когда погода была помягче. Уже на станции дачников ожидали извозчики. По пути пассажиры интересовались дачами и ценами, но возчик расхваливал ту, куда вез: - Не сумлевайтесь, все будет в аккурате!

 На воротах дач были наклеены объявления о сдаче внаем, но у возчика свой адресок, и, если вдруг дачник просит остановиться у приглянувшегося ему домика, тот говорит:

 - Здесь плохо: хозяйка сварлива и клопов много!

 И везет к себе или к куму, от которого получит магарыч.

 Дача из трех комнат стоила 50 - 60 рублей за лето. За сто можно было снять двухэтажное шале на берегу Волги. И начиналась ленивая «дачная жизнь». Спозаранку булочник приносил кренделя и каравай. Молочница оставляла теплую крынку парного. В первый раз давали бесплатно, в целях рекламы. Говорят, на Красной Горке купец по фамилии Долгасов рекламировал товар «стихами»:

 - Сыр, колбас -Иван Долгас!

 После завтрака шли купаться. В некоторых местах были вынесены деревянные купальни, к которым вели длинные мостки. В купальне дежурил работник. Вход платный. Семья дачников покупала у владельца рубля за трисезонный билет. Существовало и расписание - женских и мужских часов.

 На участках сажали тогда большей частью яблони да цветы, иногда сельдерей да укропчик. Помидоры, как культуру южную, в те времена в наших краях еще не выращивали. Словом, работой себя не утруждали и по осени рук корзинами не оттягивали.

 Отдыхающие по обыкновению носили пиджаки из альпака. В жару надевали парусиновые или чесучовые костюмы. Пожилые люди и знойным полднем накидывали на плечи летнее пальто. Ходить в рубашке с закатанными рукавами считалось мужланством, ну а загар, в особенности для дам, был непозволителен.

 Дачники не отгораживались, как сейчас, друг от друга на своих участках. Были популярны так называемые курзалы – места общественного отдыха.

 По выходным там устраивались благотворительные спектакли и танцы в пользу многочисленных обществ. Танцевали до утра под пианино, взятое на прокат рубликов так за пятнадцать на все лето. Ставили короткие водевили, а играли плохо: «артисты» в волнении забывали роли. В моде была мелодекламация. При этом было принято держать ноты в руках, закрывать глаза и читать неестественным голосом до смешного сентиментальные стихи.

 Молодежь Любила модную игру футбол, которая в те годы только завоевывала Казань. А перед империалистической войной усердно осваивала «скетинг» - роликовые коньки.

 Нравы были всюду разные. Если Васильево уже тогда славилось своими драками, кражами да битьем стекол в дачных домиков, то на правом берегу Волги была тишь, гладь да Божья благодать. Так, многие лавки не имели лавочника. Покупатель заходил, выбирал товар, оставлял деньги на прилавке и уходил. А двери домов и подавно не запирались. Все это было в те стародавние времена, когда и в народе, и в погоде был толк!

Copyright ©, Старая Казань, 2012-2018. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.