Салебастрите мне папироску, любезнейший!

Табак попал из Америки в Европу в 1511 году. Еще сотню лет он добирался до России, где нарвался на отношение более чем суровое: в начале XVII века за курение и нюхание «чертова зелья» виновным безжалостно отрезали носы. И позже – уже при Павле I – никотиновый дым тоже не жаловали, и хотя носы оставили в покое, но на улицах курить запрещали категорически. Мало что изменилось при Николае I, и лишь в начале нынешнего столетия пагубная привычка вовсю «развернулась» в самых широких массах...

В 1914 году в Казани уже было две фабрики по выделке махорки, производящие до сорока тысяч пудов продукции в год. Кроме того, привозили табачок из Ярославской и Костромской губерний, перепадало и кое-что из-за границы. Десятки тысяч пудов крепчайшего зелья в год «смолили» казанцы. Дурная привычка крепла и распространялась, процедура курения стала обрастать традициями, ритуалами. Для начала избаловавшаяся публика вдруг обнаружила, что свернутые из газетки «козьи ножки»— это как-то несолидно, и возжелала папирос. А коли есть спрос — извольте-с, будет вам предложение!

И вот уже пестрят газетные страницы рекламными объявлениями, бесцеремонно теснящими театральные анонсы и сообщения о выставках: «Папиросы «Фиалка» (20 штук — 6 копеек), «Цыганка» (20 штук — 5 копеек) угодили в Казани на всех! Молодежи и старцам приманка — колоссальный имеют успех!» — вещал рекламный персонаж шапошниковской компании «дед Михей». «Курить «Дюшес» отрада, курящим он услада, с ним вечно настроенье, в нем скрыто наслажденье (20 штук — 6 копеек)», — нес ответную рифмованную ахинею конкурент— «дядя Корней» из товарищества Леферм...

Табачных компаний становилось все больше, их продукция — разнообразнее, а приглашения купить ее — все настойчивее.

«Что это — митинг?»— вопрошал один из героев рекламной картинки и тут же получал исчерпывающий ответ: «Никак нет-с, просто все спешат запастись на праздники шапошниковскими папиросами «Тары-бары»... И так далее, и тому подобное, а над всем незримо довлел незатейливый лозунг тогдашних торговцев табаком: «Давайте двугривенный, и я вам тотчас 20 штук САЛЕБАСТРЮ!»

В жестокой борьбе за покупателя конкурирующие компании постоянно разнообразили свой товар, формируя привычки и изобретая моды. То на рынок выбрасывались папиросы с длиннейшими мундштуками (каковые надлежало курить через еще более длинные янтарные мундштуки, дабы выглядеть «современно»), то появлялись в продаже первые сигареты с фильтром.

Товар предлагался на все вкусы, а вот цена в среднем держалась на прежнем уровне — 6 копеек за два десятка. Странно? Да ничуть: просто неуклонно растущая стоимость оформления и упаковки с лихвой компенсировалась столь же неуклонно ухудшающимся качеством табака. Ведь цены повышать — смерти подобно, торговать без «затей» — мигом конкуренты обскачут. А вот продавать дрянную «махру» по цене и под видом заморского табачка — милое дело, благо доверчивый народ и не такое скурит. А народ и правда курил все подряд, сметая с прилавков дамские «Ира», непритязательные «Трезвон» и «Ю-Ю», новомодные «Важные» с фильтром и «Осман», а также все прочее. Страсть к никотину расползалась и вширь, и ввысь, сметая все законодательные заслоны.

В 1913 году родилось было постановление городской Думы о запрещении курения в зале заседаний. РОДИЛОСЬ — и тут же умерло под раздраженный рык сплоченной группы дымящих трубками депутатов. В том же году лобби думцев-курильщиков дало разрешение курить в трактирах и павильонах Булакской ярмарки, хотя до этого полиция рьяно блюла прямо противоположное постановление. Пали последние рубежи обороны.

Оккупация продолжается по сей день. Правда, «Цыганки» и «Фиалки» с прилавков давно исчезли, даже одну сигарету за шесть рублей (заменивших копейки) купить более чем проблематично, а общество все резче расслаивается на поклонников либо «Данхилла», либо «Актаныша». Минздрав, много лет предупреждавший нас о пагубности дурных привычек, уже бросил это безнадежное дело, но кто-то все еще пишет на отечественных пачках «Курить — здоровью вредить», правда, не подписываясь... Свободу курить всё и почти везде казанцы вместе с остальным человечеством завоевали, хотя теперь частенько об этом жалеют.

Но — что сделано, то сделано. И коли уж не одолели вредоносное увлечение ни былые ампутации грешных носов, ни царевы указы, ни минздравские увещевания, стало быть — дымите, сограждане, пока есть на что. А уж госторговля и коммерсанты-киоскеры салебастрят вам сигаретку, можете не сомневаться...

Борис ЕРУНОВ.

Copyright ©, Старая Казань, 2012-2018. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.