«Вчера (в воскресенье, 11 июня 1894 года по старому стилю) в Казань пришел первый пассажирский поезд. К приходу поезда на Мокрую улицу собралась изрядная толпа любопытных», — писали почти сто лет назад городские газеты.

Предок нынешнего "Татарстана», прибывший в тот день к казанскому перрону, состоял всего из шести вагонов. И хотя знаменитый В. Короленко язвительно заметил, что по прибывшим ящикам на колесах давным-давно скучают склады старья, все-таки — свершилось: Московско-Казанская железная дорога открыта, господа!

Правда, встречал первый поезд не нынешний привычный вокзал-погорелец — гордость и боль нашего города, а его предшественник, располагавшийся на ныне исчезнувшей 2-й Мокрой улице (в районе нынешнего центрального стадиона). Примечательна история появления этого строения, ставшего итогом долгой битвы между городской думой и правлением железной дороги.

Транспортники с самого начала требовали «отчуждения» для них участка именно в городской черте, а не на дальних окраинах. У думы подходящего свободного участка не было, а жертвовать зданиями очень уж не хотелось. И все же пришлось. Порешили отдать для нужд железнодорожников территорию, на которой размещались семь старых бедняцких кварталов. Снос ветхих домишек и обустройство переселяемых обошлись казне в огромную по тем временам сумму — 650 тысяч рублей. Однако нет худа без добра: ликвидация «нехорошего» района, переполненного притонами, весьма оздоровила криминогенную обстановку в Казани.

Просмотреть встроенную фотогалерею в Интернете по адресу:
http://www.iske-kazan.ru/207-krik-parovoza-nad-kazanyu#sigProId1821debfce

А правление дороги, отмстив достигнутый успех крупными благотворительными пожертвованиями городу, активно принялось за строительство.

Рытье котлована под фундамент вокзала не обошлось без странного курьеза. 25 ноября 1893 года рабочие откопали целую груду... ослиных черепов. Откуда в не богатой ослами Казани взялось этакое «сокровище», вразумительного объяснения так и не нашлось. Разве что известный в городе фельетонист «Маленький Мефистофель» с наслаждением написал: «... Я взял один череп в руки и сразу узнал в нем предка того ловеласа, который только 3-го дня, напившись до состояния черной ночи, принял меня на Проломной за женщину...» — и т. д., сделав в итоге вывод, что ослами казанцев не удивить. Но это мнению, безусловно, субъективное.

«Ископаемые» черепа бойко разобрали по 5 копеек любители сувениров, вокзал же был благополучно достроен и успешно работал. Правда, постройка была довольно аскетического вида и строго функциональная: даже буфетов отъезжающим и встречающим пришлось ждать до марта 1895 года.

А к январю 1896-го надобность в ней отпала — готов был новый вокзал. Роскошное здание стало подлинным украшением города, и ничуть не жалко было потраченных на него 300 тысяч рублей. На фасаде красовались гербы всех губерний, через которые проходила трасса новой дороги, в помещениях было тепло и светло, буфеты ломились от напитков и кушаний, а напротив здания на восьмистах саженях разбили огороженный металлическим забором сад.

25 января 1896 года в 10 часов утра отсюда торжественно проводили первый московский поезд, а пять часов спустя бурно встретили первых прибывших из столицы.

И пошло-поехало, и вскоре перестало удивлять и стало таким привычным, будто испокон веков сновали туда-сюда по сверкающим рельсам чадящие крикливые паровозы.

Борис ЕРУНОВ.


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Copyright ©, Старая Казань, 2012-2017. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.