Умерший в 1892 году купец Кривоносов во искупление грехов своих завещал общине Богоявленской церкви 35 тысяч рублен, оговорив 25 из них на колокольню. Энергичные прихожане немедленно же попытались выбрать место для нее демократическим путем «схода», хоть и было у них в распоряжении лишь два варианта: на месте старой колокольни в глубине двора и нынешний, у ворот.

Споры ни к чему не привели. Приглашенные профессионалы- архитекторы Н. Колмаков и инженер Л. Хрщонович указали твердо на нынешнее место, хоть и стояло тогда здесь   зловонное болотце довольно большой глубины. В начале июля 1893 года был объявлен конкурс на проект колокольни, для авторов был задан старомосковский стиль (широко распространенный, известный в деталях по альбомам «образцовых» построек, изученный потому строителями досконально, как со стороны выведения кирпичных деталей самой высокой сложности, так и в смысле соблюдения вертикалей точнейших — при высочайшем уровне производства всех работ).

 В нижнем этаже предположили зал для бесед со старообрядцами, вместивший 100 человек, здесь потом шли дискуссии на разные темы, сталкивались мнения, разрешались сомнения. Конкурсное объявление несколько задержалось с публикацией, ибо в том же самом номере «Волжского вестника» сообщено о существовании «варианта» высотой в 32 сажени: он и победил в итоге. Земляные работы начались в конце ноября, фундамент заложили на материковый грунт в 5 саженях от поверхности. Потом дело застопорилось, и лишь 12 мая 1895 года (по старому стилю) было сообщено газетами, что «третьего дня началось строительство колокольни под личным управлением архитектора Михайлова».

28 августа 1897 года стройка закончилась, леса убрали. Поначалу вывесили старые колокола (самый тяжелый был в 217 пудов 31 фунт весу). Позднее, уже в воскресенье, 1 октября 1900 года подвесили силами многочисленных добровольцев новый — в 526 пудов. Устроили по этому случаю праздник, улица Проломная была полна народу, движение всякого транспорта прекратили.

В 1901 году в шпиль ударила молния, прогорели перекрытия, пришлось установить громоотвод (1902 год).

Теперь о загадках. Первая возникла сразу — мне изначально показалось ошибочным утверждение путеводителей об авторстве постройки. Не мог быть лютеранин, «иноверец» Руш творцом христианского храма, хоть и приводились разные примеры о бывших на Руси прецедентах такого рода. И уже в 1984 году, едва начав свои поиски в городских газетах, я вышел на надворного советника М. Михайлова — истинного творца проекта и руководителя постройки. Перепроверки архивного толка укрепили это мнение («Вечерняя Казань» опубликовала этот материал в 1986 году).

Разгадка ушла от автора, но никто не попытался даже оспорить это мнение, словно не было многолетнего утверждения — Руш, Руш, Руш! Даже как-то обидно стало: ведь истина рождается в спорах. Так и осталось это новое мнение доминантным. Хотя правду сказать, сам-то я еще не до конца убедился в его правоте. Ведь пока никто не видел подлинника проекта колокольни, — его след ведет в Нижний Новгород, куда он был послан на ярмарку 1896 года. Не исключаю, что в архивах или запасниках музея он нас ждет.

Далее, Губернским правлением было рекомендовано передать дело об авторстве в суд, так что надо открыть архивы - гражданских дел 1896—1899 годов, порыться там. До этого вопрос остается открытым. Так что отметим (пока безусловно) авторство М. Михайлова, но сохраним условно и Руша (хотя мне более симпатично его нерусифицированное Генрих Якоб, а не Генрих Бернардвич, как принято у нас в литературе).

Вторая загадка кажется и посложнее, и поинтереснее. Высота в 32 сажени. Зачем? Эта вертикаль, внесенная в городскую застройку, разрушила зрительную гармонию двухэтажного пространства городского центра. Что двигало авторами?

Здесь три версии. Первая (самая малосимпатичная) стремление превзойти высотой все вокруг   — и ближайшую Владимирскую колокольню в 29 «всего» сажен (она была на углу нынешних улиц Кирова и Чернышевского), и даже Петропавловский собор (судя по предварительному просмотру фотографий, сделанных нами с разных точек города, это близко к истине). Что же — цель, вроде бы достигнута. Но какой ценой?

Вторая версия прозвучала как-то в проходной беседе: может, 32 сажени (64 метра) это возраст купца? Посмеялись. Но мало ли...

Третью версию мне подбросил отец. Его детство прошло под Саровским монастырем, и память сохранила рассказы монахов о том, что Саровская колокольня (а в ней около 80 метров «роста») была сигнальной башней на линии до самой Москвы, с макушчи ее видна была еще одна, далекая колокольня, а там — еще, еще... Так что весть о нашествии врага на Русь передавалась и скоро, и споро. Добавлял он, что в Нижегородском музее в 20-е годы нашего века была даже карта-схема этой сигнальной сети.

Но ведь и у нас просматривается нечто подобное: с маковки Богоявленской колокольни просматриваются Волжские церкви на запад и восток, в частности — Свияжск и т. д. В другую же сторону — Грузинская церковь (ее сейчас тоже нет, это место занял дом с отделением связи № 15 возле площади Свободы), Варваровская колокольня на Арском поле... Ради этой высокой цели спасения Отечества можно было и порушить гармонию центра.

Предвижу возражения: было это уже в 1893—97 годах, цивилизация шагала по Руси. Да, был телеграф, но работал прескверно. Земские телефонные сети появились лишь с 1900—1901 годов (внутри города, правда, были, но даже Банк получил телефон лишь в 1894 году).

Вот и подумаешь. А подумав, хочется почтительнейше обратиться к руководству Казанского прихода (извините, если ошибаюсь в формулировке, дело пока незнакомое): правда ли, что такая сеть была на Руси? Сколь густа она была (я даже осмелюсь предположить, что существовала общероссийская сеть — и региональная сеточка с более густой ячейкой, так что высота колоколен «управлялась» назначением их в сети государства)? Как строилась эта система, до какого уровня «полной готовности» она была доведена? И, наконец, как она работала, довелось ли испытывать ее свойства? Все эти вопросы — не праздны. Это глубинная история Руси, это история культуры — ответы нам, нынешним, можно получить лишь на пути синтеза представлений о фактах, рассматриваемых с разных позиций, с привлечением всех

Возможных источников информации. Не сочтите этот мой (уверен, не только мой) интерес суетным, он — во имя Истины.

А последнюю загадку преподнесли нам авторы книги «История Казани», т. 1 (1988 г.). На 202-й странице они декларировали дату строительства колокольни 1909 годом (а это год лишь очередного ремонта) и высоту дали в 90 метров. Похоже, здесь нет разгадки...

 

Б. ЕРУНОВ.


Copyright ©, Старая Казань, 2012-2018. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.