А ежели дама в азарт войдет?

«Женщины и архитекторы способны разорить любую нацию», — говаривал французский император Наполеон Бонапарт, подписывая бесчисленные счета от зодчих и портных. Прав был великий Наполеон, и истинность его утверждений в полной мере относится ко всем временам и ко всем народам.
Не стала исключением и Казань.

В конце прошлого века жизнь тех казанских дам, чей быт не был особо отягощен работой или воспитанием детей, протекала скучно и безрадостно. Г-н Монастырский пишет в «Иллюстрированном спутнике по Волге»: «Казанские дамы между собой постоянно ссорятся по всеобщему российскому обычаю.

Каждая считает обязанностью рассказать все городские новости и слухи, затем, для спасения себя от всеодуряющей скупи, рассаживаются играть в винт...».

Развлечься иным способом скованной многими великосветскими приличиями и этикетными условностями даме было практически нечем: до телесериалов оставалось еще около века, телефоном городские сплетницы тоже еще не обзавелись, в театр чересчур часто ходить не станешь, а в клуб... В клуб, конечно, хотелось бы, но только ведь он - для мужчин, приличной женщине в этом обиталище греховного карточного азарта появляться никак невозможно-с... А почему, собственно? Благоверному супругу позволительно до трех часов ночи просиживать за зеленым столом, оставляя на нем десятки (сотки, тысячи!) семейных рублей. А жене — не положено? Постеленное желание уравняться в правах с мужчинами и получить доступ к их развлечениям стало пересиливать в представительницах прекрасного пола боязнь нарушить приличия. Однако их путь к игорным столам был труден и извилист.

Например, в 1896 году в зале Дворянского собрания было решено устроить «дамский карточный вечер». Но пришли всего четыре участницы: остальные либо испугались, либо усомнились в своем умении хорошо играть. А у мужчин тем временем «дым стоял столбом» — одних штрафов за просрочку времени игры с засидевшихся игроков собирали в клубе до трех тысяч рублей в год, только новых колод карт казанские картежники за два месяца употребляли около двух с половиной тысяч (игра по-крупному во избежание шулерства всегда велась свежераспечатанными картами)...

Но вот после того, как Купеческий клуб перебрался в 1908 году из здания Биржи в дом Журавлевой на Вознесенской улице (создав заодно в этом здании «интимный театр» — ныне Молодежный, бывший ТЮЗ), число ежевечерних развлечений уже прочно вошли «семейные игры», на каковых присутствие женщин стало регулярным и привычным. В карточных сражениях, правда, дамы с мужчинами тягаться не решались, зато необычайную популярность приобрел появившийся в 1911 году тотализатор на бегах заводных лошадок. Ставки были невелики, но «забегов» проводилось до сотни за вечер — и раскрасневшиеся дамы вскоре уже успешно конкурировали с мужьями в просаживании семейных денег. К слову сказать, игра эта находилась в откровенных неладах с законом, однако удовольствие оттого, пожалуй, становилось еще более пикантным.

А в 1913 году в Казани появилась, быстро распространилась и приобрела огромною популярность новая игра «лото-котел» — та самая, принадлежности для которой и сейчас продаются в городских магазинах. Расчерченные карты, бочонки с цифрами, фишки — какие бури страстей разыгрывались из-за этих нехитрых картонок-деревяшек! Для большей «пропускаемости» клубные заправилы вместо одного «котла» устраивали несколько, корректировали правила так, чтобы в течение часа проводить до десятка игр. Деньги сыпались буквально лавиной, в один «котел» продавали до пятисот карт, игра шла до глубокой ночи... Ажиотаж был такой, что однажды играющие даже проигнорировала пожар в соседнем помещении. Огонь, дым, треск, крики — но гори все синим пламенем, у меня «квартира» сразу на двух картах!

Что и говорить, дамский азарт — это стихия. Мужчины, поначалу посмеивавшиеся над косым женским увлечением, удивленно взирали на неистовствующих жен, а те порой уже и сами жалели, что выпустили игорного джинна из бутылки. Однако идти на попятный было поздно — и пестрели ехидными фельетончиками газеты, в хронике происшествий появлялись фамилии дам, сдавших в ломбард последнее домашнее тряпье ради визита в «лотошную». Помешательство достигло общероссийских масштабов, и даже власти Санкт-Петербурга всерьез тревожились по поводу нездорового женского ажиотажа в столичных клубах...

Прав, прав был Наполеон, ставя женщин на первое место среди разорителей. В наши дни, правда, прекрасной половине нашего города (как, впрочем, и сильной) не до игр — работа, дети, магазины, «Просто Мария»… Часть накопившихся страстей поглощается телепередачами типа «Что? Где? Когда?», но все же участие всегда предпочтительнее, нежели сопереживание. И когда видишь дам, выходящих с сияющими глазами из дверей возрождающихся городских казино, то невольно представляешь вновь тихо приоткрывающийся ящик Пандоры...

Борис ЕРУНОВ.


Добавить комментарий

Защитный код
Обновить

Copyright ©, Старая Казань, 2012-2017. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.