«Аркадия» за городом была...

Подадимся-ка, читатель, в район села Борисково.

Нет, мы не станем трястись, в пролетке по ухабам скверно мощенных дорог. Совершим романтическое путешествие но воде. Тем более, что это совсем просто. Сойдем в Казани с трамвая на остановке «Булак» у самой плотины-затвора, поднимаемого всякий раз по весне, чтобы вешние воды смыли накопившуюся за зиму в застойной протоке грязь и в нее легче входили многочисленные плоты, лодки и маленькие пароходики.

 А вот и пристань «легкового пароходства по озерам Ближнего и Дальнего Кабана». Оно основано в 1868 году Н. Свешниковым. Маленькие пароходики с экзотическими, а то и просто смешными названиями — «Дачник», «Казанец», «Джигит», «Восточная Бавария» и даже «Бобчинскнй» с «Добнинским» — все лето перевозили горожан в дачные зоны, разбросанные по берегам Дальнего Кабана, и обратно. Вот там, вдали от шума городского, был целый городок. Самыми дальними, перед лагерем юнкерского училища, были дачи Серебрянникова—«Чертов угол». В конце 70-х годов прошлого столетия здесь появились ресторан, кумысолечебница и «прочие места для общественных собраний и увеселений». Чуть ближе к городу находились дачи Андреевского. «Общественное веселье», вовсю кипело и здесь. В роще был выстроен летний театр с обширным залом. А в воскресенье 4 августа 1895 года здесь с большой помпой открыли загородный сад «Аркадия», в нем-то и сосредоточивалась концертная и развлекательная деятельность «бесшабашных дачников».

 Но пока мы на пароходике. Нам предстоит пройти около четырех верст. Это — час пути и много остановок. В первом классе за проезд берут 15 копеек. Но можно проехать и за пятак, правда, без удобств, сидя на палубе и свесив ноги с борта. Машина пароходика топится дровами, а потому из трубы, напрочь лишенной защитной сетки, летят искры. Кто-то из матросов флегматично замечает: «На вас шляпа горит...». Если вы едете не первым классом, реплики будут поэнергичнее.

 Так и едем. В узком пролике между Ближним и Средним Кабаном (он существовал здесь до 20-х годов нынешнего века) едва расходимся со встречным пароходиком. Впереди наша пристань. Следят за ней, надо сказать, скверно: все средства брошены на извлечение максимальных доходов с перевозок, потому добраться до берега удается, не сразу. Последуем примеру многих пассажиров и воспользуемся услугами лодочников и рыбаков. Если вы вглядитесь в рыбаков попристальнее - наверняка без труда узнаете профессора Казанского университета Н. Загоскина. Он был большой любитель гребли и рыбалки.

 А с берега звуками дюжины мандолин приехавших приветствует неаполитанский оркестр. Что-то ждет нас здесь?

 Ажиотаж приготовлений к открытию «Аркадии» необычаен. Газеты полны анонсов: «Драматическая труппа под главенством режиссера А. Аярова успела уже прорепетировать и подготовить к постановке 10 пьес, большей частью еще не шедших на казанских сценах». Приманка действует безотказно, и вот «аллеи кишмя кишат, публика гуляет... одновременно играют несколько оркестров... ни одного свободного столика, ни одного свободного стула...». А "в самом саду раскрутила на всю катушку свою машину индустрия утех: полны кегельбаны, бильярдные, тиры, под открытым небом мерцает набором «новейших лент» синематограф — цены местам от 10 до 35 копеек. На сцене закрытого театра очередная «моднейшая вещь»: сатира на местные темы «Женитьба доктора Фауста в Казани». Чего стоили ее сюжеты! Вот они: «Знакомство с Маргаритой на Воскресенской улице», «Невинные развлечения в Панаевке», «Дачная жизнь в «Чертовом углу». Что в них было от подлинной сатиры, а что от смехачества голого, — кто ж теперь разберет? Но зал полон настолько, что публика принуждена стоять в проходах...

 

Б. ЕРУНОВ

Copyright ©, Старая Казань, 2012-2018. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.