В Татарстане, как и по всей России, идет судебная реформа. Она состоит в возрождении мощной судебной власти, независимой в своей деятельности от кого бы то ни было, ориентированной на правовые ценности, отраженные в международных стандартах в области прав человека. На смену устаревшим процедурам идут новые, содержащие механизм реализации провозглашаемых прав человека. Большие надежды возлагаются на суд с участием присяжных заседателей, как наиболее независимый и близкий к народу. С учреждением судов присяжных судебная власть получает социальную базу, которую нелегко сломить или переориентировать при возникновении политической нужды.

Суд присяжных был введен в российское судопроизводство правовой реформой 1864 года, отменен затем Октябрьской революцией 1917 года, вот он вновь действует с 1993 года в России, правда, пока в нескольких областях. Идея суда присяжных уже закреплена в Конституции Российской Федерации. Вскоре эта система уголовной юстиции станет действительностью и для Татарстана.

В чем суть предлагаемых изменений в судопроизводстве? Рассмотрение уголовных дел в суде будет осуществляться в трех формах. Во-первых, привычным для нас составом из профессионального судьи и двух народных заседателей (суд шеффенов). Во-вторых, судьей единолично. И, в-третьих, судом присяжных, в составе которого один судья и двенадцать присяжных заседателей. Присяжные заседатели приглашаются только в краевые (областные) суды, то есть и в наш Верховный суд Татарстана. Они будут рассматривать наиболее важные преступления. Верховный суд России в своем составе присяжных иметь не будет.

Казнить или помиловать?

Советский суд - "самый гуманный суд в мире" на несколько десятилетий перечеркнул многие традиции отечественного судопроизводства. К некоторым из них мы сегодня возвращаемся. Мыслящим людям давно ясно: сложившаяся после 1917 года система формирования состава суда из профессионального судьи и двух народных заседателей отнюдь не способствует справедливости. В этой "тройке " роль народных заседателей, хотя и считающихся формально равноправными членами суда, фактически сводится к молчаливому согласию с деятельностью судьи-профессионала на стадии судебного разбирательства, да и в совещательной комнате, когда решается судьба дела, его авторитет зачастую оказывает решающее влияние.

Правовая мысль все чаще обращается к идее суда присяжных заседателей, действующего во многих развитых странах и существовавшего в России до октября 1917 года. Среди прочих его достоинств привлекает полная независимость коллегии присяжных заседателей (состоявшей в нашей стране обычно из двенадцати человек, избиравшихся от всех слоев общества) от профессионального судьи. И именно вердикт о виновности или невиновности подсудимого, выносимый в таком суде присяжными заседателями, является окончательным решением, обязательным для судьи. Коллегиальность обсуждения вердикта, происходящего в особой комнате, куда вход недоступен никому, в том числе и судье - гарантия его объективности.

Нам кажется, читателям будет небезынтересно познакомиться с первым опытом работы суда присяжных заседателей в Казанской губернии. Интерес, особенно юристов, может вызвать и процессуальная сторона работы нового суда, проведенной, кстати, филигранно. Статья написана на основе подробных репортажей из зала суда в "Казанских ведомостях".

Возле здания Казанского окружного суда 19 декабря (ст.ст.) 1870 года царило необычное оживление. Хотя заседание суда было назначено на одиннадцать утра, к девяти часам публика полностью заполнила зал. Впрочем, попасть в зал судебного заседания можно было лишь по пригласительным билетам, которые выдавались за неделю до слушания дела. Среди желающих присутствовать было много приезжих из уездов, в зале расположились все чины судебного ведомства (окружного суда и судебной палаты), а также чины прокурорского надзора. Прибыл даже сам начальник губернии.

Фрагмент романа-исследования о Лобачевском

Воскресенье, 23-го ноября, 1830 г.

С апреля прошлого года я не обращался к моим Запискам. Это один из самых тревожных периодов моей жизни. Вспомню, что смогу. Сначала меня посетила тяжкая, серьезная болезнь: головные боли, совершенно недостаток аппетита, тошнота, худоба... Потом господин оренбургский военный губернатор с нарочным курьером тайно уведомил нас, что в Оренбурге, Бугульме и Стерлитамаке, а также в предместиях их и около лежащих местах свирепствует с адскою силою болезнь, именуемая "холера-морбус" /cholera morbus/, завезенная в Астрахань на корабле с персидских границ, и просил срочно выслать медиков из Врачебного отделения Казанского университета...

Между тем горестные известия о холере, шедшей из южных провинций России к северу, достигли Казани в августе месяце во всеуслышание. Умы горожан начали приходить в волнение. Письма из Астрахани и Саратова, рисовавшие ужаснейшие картины об опустошительной силе сей болезни в тамошних краях, умножали всеобщее беспокойство. Продолжительные палящие жары целого лета, а особливо августа месяца, ослабили наши силы и возвысили раздражительность. Напрасно наблюдали за направлением ветра и ждали, что, подув с севера, он удержит приближение заразы. Напрасно призывали дождь и надеялись, что сырая погода, наступившая в конце августа, уменьшит вредное влияние болезни. Холера, презирающая и ветер и погоду, обманула ожидания людские...

В церквях обыватели молились о спасении земли русской; казанские купцы, однако, охотнее посещали кабаки и, помышляя только лишь о крупных барышах, спешили на Нижегородскую ярмарку. Не предчувствовали, что оттуда привезут они с собой ту заразу, которая в короткое время будет стоить жизни полутора тысячам жителей Казани... Но мы также все еще предполагали, что холера перейдет к нам разве только через Симбирск вдоль Волги, и лишь на то устремляли свои силы, чтобы с сей стороны обезопасить себя от ее нападения всевозможными оборонительными средствами и карантинами.

А тем временем Нижегородская ярмарка достигла своего апогея. Народы многих стран, различные между собою цветом кожи, темпераментом, образом жизни, средствами питания, стеклись сюда, чтоб здесь приготовить тот трут, который малейшую искру всепожирающей заразы примет с неимоверною быстротою, и между такою огромною массою народа, живущего в беспрерывном трении, возвысит до беспрерывно пылающего пламени. Это и случилось: уже 27 августа вся ярмарка была заражена сею восточною язвою.

Краевед-филокартист Абдулла Дубин, выпустив несколько комплектов открыток, объединенных одной темой и задачей, завершил (во всяком случае, на сегодня) представление своего филокартического архива цельным альбомом (Татарское книжное издательство, 2003).

«Коллекционеры - самые счастливые люди» - справедливо заметил еще Гете. Действительно, нельзя заглянуть в завтра, не зная, что было вчера, ибо история - это память народа, а народная мудрость гласил: «Утратив память, потеряешь ум», - так начинает автор свое предисловие. Он сообщает в этом предисловии много подробностей и о филокартии (филокартия - от греческого «люблю» и латинского «карта»), и о своем увлечении ею. Читатель, который впервые встретился с открытками из архива Дубина, узнает, что его главными темами являются Поволжье и Кама, города Астрахань и Казань. На открытках - природа и люди, наука и культура, а главное - виды старинных городов, прежде всего - Казани. Что очень важно, филокартист дал любителям старины возможность взглянуть на одни и те же объекты из разных времен, сделав десятки сопоставительных фотографий. И если коллекции старинных казанских открыток есть у многих краеведов, то в этом деле он, пожалуй, выступил пионером.

Каждый осматривает незнакомые города по-своему. Мне пришлось поездить немало. Со временем выработалось правило: увидеть в городе рынки и кладбища. Лучший способ в кратчайший срок составить впечатление о настоящем и прошлом города, хотя и не полностью.

Потом пришла пора и для специальных кладбищенских штудий. Многотомные «Некрополи» Петербурга и Москвы, подготовленные В. Саитовым и Б. Модзалевским, «Русский провинциальный некрополь» В. Шереметьевского, на тысяче своих страниц вместивший описания кладбищ 12-ти северорусских губерний, образцовое исследование В. Чернопятова «Русский некрополь за границей»,— все это чтение не только занимательное, но и поучительное.

Однако впечатление от обилия русской литературы жанра «некрополей» исчезнет, как только знакомишься с подобными европейскими изданиями. Не станем упоминать Париж, Лондон, Мадрид и Рим — никто и не сомневался, что о тамошних кладбищах написано поболе, чем о московских. Но вот ведь и Исландия издала красивую, строго оформленную книгу о кладбище с трудным названием «Фоссвогкиркьюгардур в Рейкьявике», а греки выпустили далеко не первое издание справочника о Некротафейоне, кладбище почти в самом центре Афин.

Любой туристический справочник расскажет о знаменитом венецианском кладбище Св. Михаила (Сан-Микеле) на острове, примерно в километре от набережной Нуове Фундамента,— венецианцы провожают своих мертвых в последний путь морем.

Современные средства массовой информации наполнены, а некоторые просто переполнены всевозможными скандалами и разоблачениями (существует даже "Скандальная газета"). Чтение подробностей политических, экономических, уголовных, юридических и иных скандалов кому-то доставляет удовольствие. У кого-то вызывает раздражение. Но практически все читатели лишаются уверенности в добропорядочности политических и экономических политических и экономических российских лидерах (вполне возможно, последнее и является главной целью отдельных электронных и бумажных СМИ). Кажется, что весь мир сошел с ума, что ничего подобного в истории человечества никогда не было… И только чтение Библии и Корана приносит успокоение - были в истории человечества времена и потруднее, и поподлее... Но в большинстве случаев люди всегда находили в себе волю и мужество встать на праведный путь и продолжить восхождение по дороге добра и созидания.

Казань не является исключением из общего правила. Вспомним несколько известных и малоизвестных казанских скандалов, чтобы на их примерах показать читателям, что все нынешние политические и экономические "выверты" есть "суета сует", а истинные ценности создавались и создаются самими горожанами в виде детей, зданий, книг, дорог и т.д., и т.п.

В 1711 году Казань была потрясена решением губернатора П.М.Апраксина оставить наместником на время своего отсутствия... четырехмесячного сына. Потрясена, но стерпела: Петр Матвеевич отличался крутым нравом и был скор на расправу.

«Где теперь Сенной базар, там раньше были болота да вода…»

Татарское предание

История

С незапамятных времен все пространство от Булака до Волги представляло собой заливные луга с мелкими озерками и болотами. Они превращались зачастую – как это случилось, например, по свидетельству историка М.Пинегина, в 1867 году, когда разлив Волги затопил Забулачье вплоть до нынешнего театра моды «Лик» - в единую водную гладь во время вешнего разлива рек. К середине лета площадь просыхала и превращалась в огромный прекрасный луг, где первые жители Казани и ее слобод пасли стада овец, лошадей и коз.

сенной базар казань

Со времен образования Казани будущая площадь Сенного базара служила как бы тренировочным полигоном для воинов-джигитов, которые на ней, как гласят старинные татарские предания, упражнялись и совершенствовались в воинских искусствах. Это подтверждает и известный краевед Петр Дульский в своей работе «Памятники казанской старины», изданной в Казани в 1914 году. По праздникам Джиен и Сабантуй поле это становилось, подобно Арскому, стадионом для спортивных и зрелищных соревнований, а также I местом всевозможных гуляний и сезонных ярмарок, которые обязательно посещались казанскими правителями - улугбеками, а затем, после образования Казанского царства, и великими ханами, отчего в русских летописях издавна именовалось поле сие "Царским лугом". "И советовал государь, как пойти к городу, - писала так называемая "Царственная книга" в томе 13-м Полного собрания русских летописей, - и приговорил: стати самому... на Цареве лугу..."

Выберемся в ближайший выходной в те места нашего города, которые никогда не являлись предметом экскурсий. Неторопливо пройдемся от перекрестка Оренбургского тракта и Даурской в сторону Архангельского кладбища. Путь будет лежать вдоль насыпи железной дороги Казань — Екатеринбург, в годы строительства называвшейся кратко — Казанбургской. Строилась она в тяжелое для страны время — об этом, кроме документов, напоминает высеченная на опоре моста дата — «1917».

Через пять минут хода перед нами — скромные ворота Архангельского кладбища. За годы Советской власти многие знаменитые казанские некрополи были стерты с лица земли. Ничто не напоминает уже о старинных Зилантовом и Кизическом кладбищах, редкие опрокинутые надгробья еще недавно валялись на месте монастырских погостов. Вот и вышло, что Архангельское кладбище стало вторым по возрасту христианским кладбищем города.

Copyright ©, Старая Казань, 2012-2016. Все права защищены.

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.